Скрыть >>

Лекция 14. Формирование общества. Капитализм и империализм

Последняя стадия предыстории человечества.

К. Маркс в работе «К критике политической экономии» квалифицировал капитализм как последнюю общественно-экономическую формацию в предыстории человечества. В «Капитале» и примыкающих к нему трудах К. Маркс дал фундаментальное отображение (преимущественно логическим способом) процесса развития капитализма, его закономерностей. В. И. Ленин, продолжая и развивая исследования К. Маркса, замечательно раскрыл закономерности развития капитализма на стадии его загнивания и умирания, в эпоху социалистических революций.

Эпоха революционной борьбы с капитализмом, революционного перехода от капитализма к социализму требовала и требует прежде всего и главным образом обоснования неизбежности гибели капитализма. На первом плане стоит, следовательно, рассмотрение именно капитализма как преходящего исторического образования.

С такой точки зрения все остальные стадии истории человечества выступают одинаково, как формации. Капитализм – формация, и все остальные стадии истории человечества с точки зрения исследования капитализма также выступают именно в качестве формаций. При таком подходе общая структура общества, в том числе диалектика производительных сил и производственных отношений, изменяется только как нечто особенное,но не замечается, что изменение особенного есть и изменение общего,что само общее изменяется, развивается, что каждая формация есть не просто формация, а стадия развития общества.

В будущую эпоху, когда на первый план выдвинется не отрицание капитализма, как в современную эпоху, а построение коммунизма, в теоретическом аспекте главным станет исследование истории человечества главным образом не с точки зрения преходящего характера капитализма, а с точки зрения утверждения коммунизма. С точки же зрения утверждения коммунизма,то есть не просто новой общественно-экономической формации, а нового типа исторического развития, капитализм оказывается лишь одной из стадий, принадлежащей к более широкому процессу развития.

В таком случае задача построения коммунизма предстает значительно более широкой и глубокой; построение коммунизма предполагает в практическом плане коренное преобразование не только тех общественных отношений, которые сложились при капитализме, но и всего того, что наследуется от всей прежней истории человечества. А в теоретическом плане встает необходимость критического переосмысления всей протекшей истории человечества.

Разумеется, построение коммунизма всегда было и остаётся конечной целью марксистов. И всё же в современную эпоху непосредственно главной задачей является упразднение капитализма. Её колоссальная сложность и трудность решения часто заслоняют собой более далёкую перспективу и важность труда по разработке проблем, связанных с её дальнейшим уяснением. Как говорят в таких случаях, «текучка заедает». Это выражение применимо не только к повседневным заботам, но и к главной задаче современной эпохи, если за ней мы перестаём видеть более далёкую и более глубокую задачу –построение коммунизма в мировом масштабе.

Другой крайностью является такое воззрение, когда отрицание капитализма представляется непосредственно тождественным с построением коммунистического общества. При этом забывают, что построение коммунизма есть, в частности, преобразование не только капитализма, но всего унаследованного от прошлого исторического развития. Разумеется, преобразование в диалектическом смысле, то есть с сохранением ценного старого, но в преобразованном виде.

Капитализм – стадия завершения формирования человеческого общества. В каком смысле? Кратко предваряя дальнейшее изложение, скажем пока, что при капитализме впервые в истории человечества завершается в основном преобразование естественно возникших связей, впервые во всемирно-историческом масштабе устанавливается господство исторически возникших отношений. Однако полного преобразования естественно возникших связей ещё не происходит.

Капиталистический способ производства.

Если при феодализме определяющим видом производства является земледелие, то при капитализме – промышленность. Подобно тому как земледелие может стать безраздельно господствующим, лишь став крупным землевладением и в таком значении крупным земледелием, так и промышленность может стать безраздельно господствующей как крупная промышленность и крупная промышленная частная собственность.

Когда промышленность становится определяющим видом общественного производства, тогда частная собственность получает адекватную себе основу и достигает зрелой формы развития. (Напомним, что адекватным мы в нашем курсе называем такое уже созревшее отношение в обществе, в котором внутреннее противоречие сторон ещё не ведёт прямо к разрушению самого этого отношения.)

Промышленность есть вид производства, заключающийся во вторичной, третичной и т. д. обработке продуктов добычи (в том числе полезных ископаемых), земледелия, скотоводства при помощи произведённых средств труда. В таком широком значении слова промышленность включает в себя ремесло как неразвитую стадию промышленности. Но развитая форма промышленности, то есть собственно промышленность, есть вторичная, третичная и т. д. обработка продуктов добычи, земледелия, скотоводства в крупных размерах при помощи произведённых, созданных трудом уже не ручных средств труда.

Следовательно, решающей, определяющей отраслью промышленности является производство средств производства. Теперь частная собственность, наконец, получает свою адекватную основу – промышленность, то есть производство при помощи произведённых средств производства.

Поэтому и в области производственных отношений решающими становятся отношения по поводу средств производства, частная собственность на средства производства. Поэтому класс собственников средств производства является при капитализме господствующим классом. Но если средства производства принадлежат одному классу, то остальные лишены средств производства, являются не-собственниками средств производства.

При этом если произведённые средства производства играют решающую роль в производстве, то исторически возникшие отношения играют решающую роль по сравнению с естественно возникшими связями.

Следовательно, учитывая лишь роль произведённых средств производства и именно на их основе существующие исторически возникшие связи, надо сказать, что взятые в чистом виде капиталистические отношения означают отсутствие естественной связи собственников и не-собственников средств производства друг с другом, а тем самым отсутствие телесной принадлежности не-собственников средств производства собственникам. Этому соответствует юридическая свобода не-собственников средств производства (имеются в виду развитые отношения в чистом виде). Таким образом, при этих условиях единственно возможной связью собственников средств производства и не-собственников средств производства остается труд не-собственников средств производства при помощи средств производства, принадлежащих не им.

Поскольку решающую роль играют средства производства, а значит, в конечном счёте их собственники, то одна часть труда присваивается собственником средств производства, а другая идёт на поддержание существования не-собственника средств производства.

Причём, так как не-собственник не связан естественно возникшей связью с собственником средств производства, то он «отдает себя» не раз и навсегда, а только на тот или иной более или менее короткий промежуток времени. И эта отдача всё вновь и вновь возобновляется, то есть не-собственник «отдает» лишь на время свою способность к труду. Сам действительный труд ему не принадлежит и не может принадлежать, если у него нет своих средств производства, к которым бы он мог применить свою способность к труду.

Диалектика частной собственности.

До сих пор, говоря об адекватной основе частной собственности, мы противопоставляли частную собственность как исторически возникшие отношения естественно возникшим отношениям, и тогда для характеристики адекватной основы частной собственности и адекватной основы естественно возникших связей достаточно было провести различие между произведёнными, созданными трудом и естественно возникшими средствами производства.

Но теперь, когда мы подошли к рассмотрению развитой, зрелой частной собственности, естественно поставить вопрос о том, тождественны ли друг другу частнособственнические отношения и всякие исторически возникшие отношения или частнособственнические отношения – лишь одна из форм исторически возникших отношений?

До сих пор частнособственнические отношения нами рассматривались как непосредственно тождественные с исторически  возникшими отношениями вообще. Различие между частнособственническими отношениями как видом исторически возникших отношений и исторически возникшими отношениями вообще выступает и становится существенно важным лишь тогда, когда созревает капитализм и условия для его упразднения. То есть тогда, когда наиболее развитая всемирно-историческая форма частной собственности достигает зрелости и вместе с тем созревают условия для упразднения частной собственности как таковой.

Отсюда следует, что научные воззрения на исторически преходящий характер частной собственности как таковой могли образоваться лишь в условиях зрелого капитализма и притом с позиций той общественной силы, которая заинтересована в коренном преобразовании, в упразднении капитализма, то есть с позиций рабочего класса.

Адекватной основой частной собственности, как особого вида исторически возникших отношений служит решающая роль в производстве не просто произведённых, созданных трудом средств производства, но созданных ручным трудом ручных средств труда,а значит, становящаяся,  образующаяся решающая роль ремесла в производстве. А такая роль ремесла в производстве возможна лишь тогда, когда ремесло превращается в массовое занятие, когда ремесло становится крупным, то есть тогда, когда осуществляется переход от ремесла к собственно промышленности.

В ремесле в отличие от собственно промышленности главное значение имеют ручной, индивидуальный труд, качества индивида (его работоспособность, сила, ловкость и т. д.), а также его умения, навыки, зависящие от природных задатков.

Между тем как в машинной промышленности количество и качество производимой продукции в большей степени зависят от машин, чем от непосредственного труда производителя.

Поскольку адекватной основой частной собственности служат произведённые, созданные трудом средства производства, постольку частная собственность есть исторически возникшее отношение. Но адекватной основой частной собственности как особого вида исторически возникших отношений являются созданные ручным трудом ручные средства производства.

Частная собственность есть исторически возникшее отношение, внутри которого и в рамках которого как подчинённый момент присутствует ещё не до конца преобразованная естественно возникшая связь: производство ручных средств труда и, шире, средств производства.

Поэтому частная собственность остаётся в значительной степени зависимой от природных данных производителя, от биологического вида человека.

Таким образом, любая, в том числе и самая развитая, всемирно-историческая форма частной собственности необходимо предполагает в той или иной степени, так или иначе естественно возникшие связи; частная собственность как таковая есть формирующиеся специфически человеческие, исторически возникшие отношения.

В самой развитой исторической форме частной собственности, капиталистической, естественно возникшие отношения как подчинённый момент вошли внутрь её, в самый состав её плоти и крови, и всё же они остаются не преобразованными до конца.

Возьмём отношение капиталистов (собственников средств производства) и рабочих (свободных не-собственников средств производства). Имеется ли тут в подчинённом, но тем не менее до конца не преобразованном виде естественно возникшая связь?

С одной стороны, связь капиталиста и рабочего есть, несомненно, исторически возникшая связь. Более того, это такая связь, когда все основные компоненты процесса производства являются продуктом труда. В отличие от феодализма, где основное средство производства (земля) – по преимуществу естественно возникшее средство производства, при капитализме основные средства производства –продукты прошлого труда. А рабочая сила, поскольку она зависит от повторения процесса производства, также представляет собой продукт прошлого производства, прошлого труда.

Однако, с другой стороны, имеет место нечто прямо противоположное. Капитализм есть господство товарно-денежных отношений, такое состояние общества, когда товарно-денежные отношения преобразуют соответственно себе все компоненты процесса производства: товаром становятся и средства производства, и рабочая сила. Систему таких общественных отношений гениально, с поистине железной логикой исследовал К. Маркс. Он же последовательно раскрыл двойственный характер товара и показал, что при капитализме общественные отношения людей проявляются лишь через отношения вещей, через отношения товаров как вещей, способных удовлетворить какие-либо потребности людей. Вещью, способной удовлетворить какую-либо потребность человека, то есть потребительной стоимостью, может быть как вещь, созданная трудом, так и данная природой в готовом виде. В обоих случаях вещь может быть товаром и, значит,  общественные отношения могут проявляться и через вещи, данные природой в готовом виде. Хотя решающим для существования товарных отношений служит то, что товар есть продукт труда абстрактного, создающего стоимость, то есть особое общественное отношение, и конкретного, создающего потребительную стоимость. Тем не менее эта общественная связь может проявляться и через отношения вещей, данных природой в готовом виде.

Кроме того, вещь, даже если она создана трудом, производством, остаётся пусть и искусственной, но неживой природой, накопленным прошлым трудом.

Средства производства, представляющие собой накопленный прошлый труд, играют в процессе производства при капитализме определяющую роль. Господствует накопленный прошлый труд над живым трудом. Господствуют собственники средств производства над свободными собственниками рабочей силы, лишёнными средств производства. Средства производства есть накопленный прошлый труд. Прошлый труд, будучи трудом, вместе с тем есть мёртвый труд.

Как мёртвый труд средства производства ничем существенно не отличаются от остальных природных тел.  Машина, не используемая в производстве, есть груда металла и изменяется лишь в соответствии с природными закономерностями. В общественное движение средства производства включаются только в соединении с живым трудом.

Таким образом, различие накопленного прошлого труда и живого труда заключено внутри труда, то есть внутри общественного образования. Мёртвый, прошлый труд в отрыве от живого труда перестаёт быть трудом, а превращается лишь в тело природы, подчиненное сугубо природным закономерностям: господство прошлого, мёртвого труда над живым трудом в их соединении друг с другом означает, что природные закономерности, природные связи, проникнув внутрь общественного развития, продолжают господствовать в своем снятом виде над собственно общественными отношениями. Здесь подошла бы такая аллегория: побеждённый, скрыв свое подлинное лицо, занимает руководящее положение в стане победителей, но он вынужден скрываться и вести себя в большей или меньшей мере в соответствии с чуждыми ему нормами, так или иначе воздействуя на них.

Сам живой труд при господстве прошлого, мёртвого труда выступает в освещении последнего: рабочая сила продаётся рабочим как вещь и в таком же качестве покупается собственниками средств производства. Применение рабочей силы, то есть живой труд, для собственника средств производства – если брать его только в этом обличье – есть только придаток средств производства, только вещь. Рабочий интересует капиталиста (именно в качестве капиталиста) лишь как рабочий, но не как человек.

Подлинно полное преобразование общественным развитием естественно возникших связей означает господство живого труда над накопленным прошлым трудом.

Развитие капиталистической формации.

Стадии развития капитализма.

Стадия начала капитализма (до первоначального возникновения его сущности) – образование ремесла в недрах феодализма.

Стадия первоначального возникновения сущности капитализма – переход к ремеслу, свободному от цеховых пут (вообще от пут его феодальной организации).

Стадия формирования сущности капитализма – мануфактурный период, переход к широкому производству машин ремесленным, мануфактурным способом, переход к производству машин машинами.

Стадия зрелости капитализма – господство производства машин машинами.

Стадия загнивания и умирания капитализма – империализм.

О стадии начала капитализма мы уже говорили в предыдущей лекции. Поэтому рассмотрим сразу вторую стадию.

Стадия первоначального возникновения сущности капитализма.

Сущность капитализма первоначально возникает там и тогда, где и когда образуется производство, в котором решающее значение имеют произведённые, созданные трудом средства производства. Такое производство, в котором средства производства представляют собой частную собственность, не ограниченную цеховыми, феодальными путами, свободную частную собственность. Такое производство, в котором определяющую роль в приведении в движение этих средств производства играет труд работников, свободных в продаже своей рабочей силы и лишённых в той или иной мере жизненно важных для них средств производства.

Первоначальное капиталистическое по своей сущности производство образуется, как правило, вне пределов досягаемости феодально организованного ремесла или путем разрушения феодальной организации ремесла. Феодально организованное ремесло рассчитано в лучшем случае на сравнительно узкий рынок. По мере развития производительных сил (совершенствования сельскохозяйственных орудий, роста культуры земледелия, всё большего использования сил природы – главным образом лошади, воды, ветра – в хозяйственных целях, совершенствования средств обработки продуктов добычи, земледелия и скотоводства…) увеличилась производительность труда, а вместе с тем количество и многообразие продукции, поступавшей на рынок. Рост рыночных связей в свою очередь стимулировал развитие производства. Поступало на рынок и требовалось продукции всё более разнообразной и в большем количестве. По мере роста рынка производство всё в большей степени работало на рынок. Пока, наконец, не образовалось производство, в основном или целиком работающее на рынок, подчинённое требованиям рынка, то есть капиталистическое производство.

Стадия формирования сущности капитализма.

Стадия формирования капитализма с количественной точки зрения есть превращение производств, в основном или целиком работающих на рынок, в преобладающие в производственной жизни и в конечном счёте в жизни общества в целом.

Решающая зависимость производства от рыночной стихии в общем и целом рождает необходимость в постоянном увеличении количества производимой продукции и гибком, быстром изменении её качества, в овладении всё более широким рынком и в расширении существующих рыночных границ.

Пределом экстенсивного изменения рынка в масштабах всего человечества служит образование мирового рынка; с образованием мирового рынка преимущественно экстенсивное развитие капитализма становится преимущественно интенсивным, капитализм созревает.

Производство, работающее в основном или целиком на рынок, тем устойчивее – при прочих равных условиях, – чем оно крупнее. В отличие от феодализма для капитализма специфична крупная частная собственность не на естественно возникшее средство производства, а на произведённые, созданные трудом средства производства. В количественном отношении собственно капиталистическое производство отличается от феодально организованного ремесла в целом более крупными размерами, большим количеством производимой продукции.

Производство продукции во всё больших количествах осуществляется путём укрупнения производства и роста разделения труда сначала на унаследованной технической базе индивидуально приводимых в действие ручных орудиях труда. А поскольку при капитализме с необходимостью решающую роль в производстве играют произведённые средства производства, постольку рассмотрение процесса формирования средств производства, соответствующих развитому капитализму, самое важное для определения качественной и сущностной стороны процесса формирования капитализма.

Первая и самая простая возможность увеличения количества производимой продукции при индивидуально приводимых в действие ручных орудий труда –простая кооперация,объединение производителей под одним началом, чаще прежде всего в области сбыта, а затем и производства. Но это всё-таки скорее изменение качества в рамках преобладания количественного изменения. Более глубокое качественное изменение на той же технической основе возможно за счёт разделения труда между производителями, объединенными под началом одного и того же (или одних и тех же) собственника (собственников). Углубление такого разделения труда ведёт и к специализации индивидуально приводимых в действие ручных орудий труда. Это – мануфактурное разделение труда.

Простая кооперация, мануфактурное разделение труда достаточны для такого укрупнения производства, чтобы впервые могли возникнуть капиталистические предприятия. То есть, чтобы собственник средств производства был в состоянии применить такое количество рабочих сил свободных работников, которое позволило бы ему за счёт труда рабочих и существовать самому, и приобретать средства производства для осуществления воспроизводства (характерным, устойчивым, необходимым для капиталистического воспроизводства является не простое, а расширенное воспроизводство).

Но простая кооперация, мануфактурное разделение труда недостаточны для того, чтобы капитализм созрел, встал на свои собственные ноги. Преобладание соответствия капиталистических производственных отношений характеру и уровню развития производительных сил возможно лишь в незрелом капиталистическом обществе: капиталистические частнособственнические отношения соответствуют индивидуально приводимым в действие ручным средствам труда, произведенным ручным трудом. Правда, абсолютного соответствия и тут нет, ибо капиталистическая частная собственность предполагает, как минимум, простую кооперацию индивидуально приводимых в действие ручных орудий труда, а это значит, что в данном отношении труд по своему характеру не является лишь непосредственно данным ручным трудом, но имеет и собственно общественный характер (продукт труда производится совокупным трудом просто кооперированных рабочих). Тем более это относится к мануфактурно разделённому труду. И всё же решающим остается то, что труд по-прежнему совершается при помощи индивидуально приводимых в действие ручных орудий труда. Такие орудия труда принципиально ограничивают возможности развития крупного производства, основанного на изготовлении и использовании произведённых средств производства.

Зрелость капитализма.

Как известно из «Капитала» К. Маркса, создание технической базы крупного производства, в котором решающее значение имеют произведённые средства производства, означает прежде всего и главным образом превращение орудия, непосредственно воздействующего на предмет труда, в рабочую часть машины (например, резцы, закреплённые в резцедержателе токарного станка, непосредственно воздействуют на обрабатываемую на станке деталь). Тем самым развитие средств труда встало на совершенно новый путь по сравнению с ручными орудиями труда. Например, эффективность ручных орудий труда прямо пропорциональна главным образом трудовым усилиям человека (образованным его умениями, навыками, заинтересованностью в труде и т. д.), то есть зависит главным образом от непосредственного производителя.

Однако с созданием и развитием рабочей части машины пропорциональная зависимость эффективности производства от непосредственного производителя при применении одной и той же машины разными производителями хотя и остаётся, но при применении разных машин эффективность и улучшение качества продукции все более определяются не трудовыми усилиями непосредственного производителя, а применением и развитием машин.

Количество рабочих орудий, приводимое в действие человеком, их эффективность, качество их работы становятся главным по сравнению с непосредственными трудовыми усилиями того, кто приводит в действие машины. Развитие производительности труда, улучшение качества продукции зависят от количественной и качественной характеристики трудовых усилий при применении машин, однако главная зависимость здесь – зависимость от действия уже самих машин.

Чем меньше развиты машины, тем, в общем и целом, больше значение количества и качества трудовых усилий при их применении для увеличения количества и улучшения качества продукция. И наоборот, чем более развиты машины, тем меньше значение количества и качества трудовых усилий при их применении для увеличения количества и улучшения качества продукции.

С превращением машинного производства в решающую, господствующую отрасль производства главным для увеличения количества и улучшения качества продукции становится не применение средств труда и не качество и количество трудовых усилий производителя при применении средств труда, а качество и количество трудовых усилий при совершенствовании, развитии средств труда (тут машин).

Таким образом, в обществах, основывавшихся преимущественно на ручных орудиях труда, на первый план выступало применение (а не развитие) средств труда. Развитие средств труда определялось изменением количества и качества трудовых усилий непосредственного производителя, применявшего средства труда. Поэтому с точки зрения развития общества для характеристики специфики различий докапиталистических общественно-экономических формаций наибольшее значение имеет определение изменения реального места, положения непосредственных производителей в производстве (конечно, в связи с медленно изменявшимися средствами труда).

А для характеристики капиталистической общественно-экономической формации наибольшее значение приобретает изменение средств труда (конечно, в связи с изменением реального места, положения непосредственного производителя в производстве).

Соответственно для докапиталистических антагонистических формаций собственность на непосредственных производителей играет существенно большую роль, чем собственность на произведённые средства производства.

Машины – такое средство труда, которое, если оно играет главную роль в производстве, по своей сути требует непрерывного развития производства.

Создание и распространение рабочей части машины обусловили необходимость соответствующего изменения двигательной и передаточной частей машины. С созданием и распространением рабочих частей машин образуется как бы самодействующее средство труда, средство, относительная независимость действия которого от трудовых усилий применяющего его производителя существенно отличается от относительной независимости ручных средств труда от производителя.

Основной материал для изготовления средств труда – железо, в отличие от камня, дерева, кости, меди, бронзы позволяет создавать прочные, крупных размеров, состоящие из многих частей (в том числе движущихся относительно друг друга) средства труда. Преобладающей формой используемых при этом закономерностей необходимо является механическая форма движения. Механическое, непрерывное, правильное движение частей рабочей машины коренным образом отличается от функционирования двигательной силы человека и животных, а также от нерегулярной механической силы воды и ветра, если они непосредственно применяются для приведения в движение машин. Требуется источник непрерывного, регулярного механического движения. Источник механического движения по самой сути этой формы движения лежит вне её, в иных формах движения. Поэтому изобретение и распространение рабочих частей машин, сделанных из железа, обусловили использование в качестве источника механического движения немеханических форм движения (тепловой, электрической) и преобразование этих форм движения в механическую.

Следовательно, человек, животные в качестве просто двигательных сил исключаются из производства по мере того, как оно превращается в машинное и развивается в этом своем качестве. Поскольку физический труд человека не сводится к его действиям, подобным действиям сил неживой природы, поскольку человек действует как живое существо, постольку такой живой труд не соответствует механической, вообще неживой природе машинного производства и подлежит вытеснению машинным производством. Таким образом, с развитием машинного производства нарастает противоречие между машинным, неживым производством и использованием при применении машин живого труда.

Это противоречие разрешается посредством постепенного вытеснения живого труда прежде всего из сферы применения готовых машин. Применение готовых машин превращается в такой процесс, который совершается сам по себе и лишь под контролем человека и в направлении, нужном человеку.

Машинное производство становится на свои собственные ноги тогда, когда машины начинают производиться машинами. С переходом к производству машин машинами наступает стадия зрелости капитализма.

Созревает конфликт между капиталистическими производственными отношениями и характером и уровнем развития производительных сил. Именно при машинном производстве, при котором количество и качество продукции являются существенно менее зависимыми от непосредственных трудовых усилий производителей, чем при применении индивидуально приводимых в действие ручных орудий, именно при машинном производстве впервые в истории открывается принципиальная возможность постоянного производства материальных благ в изобилии.

Что же касается характера производительных сил, то в отличие от мануфактуры, при которой крупное производство еще не было устойчивым, ибо не было независимого от производителей технического скелета, объединявшего работников мануфактуры в единый «механизм», в машинном производстве имеется такой скелет в виде машины или системы машин, по отношению к которому работники выступают при капитализме как его придатки. Тем самым с появлением указанного технического скелета, объединяющего работников в условиях машинного производства, общественный характер труда становится технической необходимостью.

Если капиталистические производственные отношения в общем и целом соответствовали простой кооперации (кооперации работников, применяющих индивидуально приводимые в действие ручные произведенные орудия труда) и мануфактуре (хотя и тогда не абсолютно, ибо и тогда уже возник, пусть в зародыше и в незрелом виде, общественный характер труда), то они перестали в общем и целом соответствовать машинному производству. Правда, и в последнем случае абсолютного несоответствия нет, ибо абсолютное несоответствие предполагает исчезновение всякого производства, всякого труда, кроме машинного производства, кроме действия машин. Только тогда, когда абсолютно исчезает труд, абсолютно исчезает и возможность присвоения прибавочного труда. Однако такая абсолютная машинизация существует как предел, достижение которого практически неосуществимо.

Поэтому автоматический крах капитализма невозможен. Как замечательно глубоко показали классики марксизма-ленининизма и особенно К. Маркс в фундаментальнейшем произведении марксизма «Капитал», капитализм собственным своим развитием создает общественную силу, заинтересованную в упразднении капитализма, в устранении всяких антагонистических классов, в построении бесклассового общества, силу, способную осуществить эти задачи, вынуждаемую своим материальным положением к борьбе.

А так как исторически преходящие капиталистические производственные отношения выступают лишь через отношения вещей, как вещные отношения (и это есть не просто иллюзия, а объективно существующая видимость), то капитализм на уровне этой видимости предстает вечным, непреходящим обществом.

Требуется наука о капиталистических производственных отношениях, чтобы за видимой оболочкой – движением вещей – вскрыть суть, исторически преходящие общественные, а именно капиталистические производственные отношения. Необходима теория, научно обосновывающая неизбежность гибели капитализма и раскрывающая пути борьбы.

В условиях жестокой эксплуатации весь рабочий класс не может сам подняться до уровня научного понимания капитализма. Научное понимание целей, задач, путей, способов борьбы вносит в рабочий класс коммунистическая партия, в свою очередь обобщающая опыт революционного (главным образом рабочего) движения против капитализма.

Все перечисленные до сих пор стадии капитализма относятся к его прогрессивному развитию. Зрелость капитализма есть перелом, переход от его прогрессивного развития к регрессивному. Преобладание регресса характерно для стадии загнивания и умирания капитализма, то есть для стадии империализма. Конечно, и прогрессивное развитие капитализма таило в себе моменты его регресса, поскольку с самого возникновения капитализма стали образовываться исторические предпосылки коммунизма. Кроме того, регрессивное развитие капитализма не исключает его быстрый рост в том или ином отношении.

«Было бы ошибкой, – писал В. И. Ленин, – думать, что эта тенденция к загниванию исключает быстрый рост капитализма… В целом капитализм неизмеримо быстрее, чем прежде, растёт, но этот рост не только становится вообще более неравномерным, но неравномерность проявляется также в частности в загнивании самых сильных капиталом стран…» [3. ПСС, т. 27, с. 422. 423].

Тем не менее, сначала определяющим является прогрессивное, а затем регрессивное развитие капитализма.

Стадия загнивания и умирания капитализма– империализм.

Империалистическая стадия капитализма – та стадия, когда капиталистические производственные отношения в общем и целом достигли пределов своего экстенсивного развития и уже перешли на рельсы главным образом интенсивного развития.

Капитализм развивается преимущественно экстенсивно в процессе своего становления. На стадии зрелости капитализма преобладает его интенсивное развитие.На империалистической стадии не только его экстенсивное развитие достигает пределов (господство свободной конкуренции сменяется господством монополий, весь неимпериалистический мир разделяется на империалистические колонии, завершается экстенсивное развитие рынка для капитализма в целом и т. д.), но и интенсивное развитие переходит на новую – по сравнению со стадией зрелости – ступень, имеющую своей основой прежде всего автоматизацию всего капиталистического рынка (но отнюдь не автоматизацию всего машинного производства).

И экстенсивное, и интенсивное развитие какого-либо процесса есть развитие в пределах одного и того же коренного качества. Количественные и не коренные качественные изменения происходят на протяжении всего существования процесса. Не существует абсолютно чистых только количественных или только качественных изменений. И всё же при экстенсивном развитии преобладают, определяют «лицо» развития количественные изменения, а при интенсивном развитии на первый план выходят качественные изменения, но в «рамках» того же коренного качества, той же сущности.

Каков предел экстенсивного развития капиталистических производственных отношений?

Например,внешним пределом развития рабовладельческих отношений было использование мягких земель (и, в меньшей мере, земель, пригодных для полукочевого скотоводства), феодальных отношений – использование всей территории земли, пригодной для земледелия и кочевого скотоводства, а капиталистических отношений – вся поверхность Земли и её недра.

Капитализм достигает внешнего предела экстенсивного развития тогда, когда образуется мировая капиталистическая система. (С возникновением и развитием социалистических стран и тем более мировой социалистической системы этот предел был существенно сужен, однако после временного поражения мирового социализма капиталистическая система захватила практически весь мир.) Внутренним пределом экстенсивного развития капиталистических производственных отношений служит предел укрупнения капиталистической собственности как экономического образования – монополия.

«…Самая глубокая экономическая основа империализма есть монополия» [3. ПСС, т. 27, с. 396], поэтому, как писал В. И. Ленин, «по своей экономической сущности империализм есть монополистический капитализм» [там же, с. 420].

С превращением капитализма в монополистический капитализм и с созданием мировой капиталистической системы капитализм достигает внешнего и внутреннего пределов своего экстенсивного развития. И хотя переход к интенсивному развитию совершился уже на стадии зрелости, полное господство интенсивного развития имеет место на стадии загнивания капитализма. Монополия как «самая глубокая экономическая основа империализма» – «монополия капиталистическая, т. е. выросшая из капитализма и находящаяся в общей обстановке капитализма, товарного производства, конкуренции, в постоянном и безысходном противоречии с этой общей обстановкой. Но тем не менее, как и всякая монополия, она порождает неизбежно стремление к застою и загниванию» [там же, с. 396 – 397].

Характеризуя монополию таким образом, В. И. Ленин выделяет «в особенности четыре главных вида монополий или главных проявлений монополистического капитализма, характерных для рассматриваемой эпохи» [там же, с. 421]:

монополистические союзы капиталистов,

монополистическое обладание важнейшими источниками сырых материалов,

монополия финансового капитала,

монопольное обладание колониями (ныне сохраняется в форме «неоколониализма»).

Эта монополия выросла на почве капитализма, имеет капиталистическую природу и не может в корне преобразовать почву, на которой произросла: ведь это есть всего лишь достигшая предельной стадии укрупнения капиталистическая собственность.

Вместе с тем капиталистическая монополия означает качественное изменение капиталистических производственных отношений, хотя и не представляющее собой коренного качественного преобразования последних.

Иначе говоря, капиталистические производственные отношения по-прежнему остаются капиталистическими, а не становятся какими-либо другими. Но внутри них создаются предпосылки их коренного качественного изменения, обусловленные развитием обобществления производства, то есть развитием общественного характера производства: устанавливается господство именно монополистической капиталистической частной собственности.

При империализме, указывает В. И. Ленин, «…некоторые основные свойства капитализма стали превращаться в свою противоположность… по всей линии сложились и обнаружились черты переходной эпохи от капитализма к более высокому общественно-экономическому укладу» [там же, с. 385]. И далее: «Свободная конкуренция есть основное свойство капитализма и товарного производства вообще; монополия есть прямая противоположность свободной конкуренции...» [там же]. В другом месте В. И. Ленин замечает: «…монополия, вырастающая на почве свободной конкуренции и именно из свободной конкуренции, есть переход от капиталистического к более высокому общественно-экономическому укладу» [там же, с. 420 – 421].

Итак, некоторые основные свойства капитализма превращаются в свою противоположность, но остаются подчинёнными моментами сохраняющегося коренного качества, сущности капитализма.

На стадии монополистического капитализма происходит резкое обострение противоречий капитализма. Это вытекает из самой природы капиталистической монополии. Речь идёт прежде всего и главным образом о противоречиях между капиталистами и рабочими, между монополиями, между монополистическим и немонополистическим капиталом, между монополиями и колониально-зависимыми странами.Наиболее слабое, наиболее уязвимое звено всей мировой капиталистической системы – колониально-зависимые страны. Современный мировой революционный процесс, поскольку он происходит внутри мировой капиталистической системы,прогрессирует прежде всего путём борьбы за независимость и за переход на некапиталистический путь развития этих стран, эксплуатируемых развитыми капиталистическими державами.

Поэтому распад мировой капиталистической системы – как будет показано в следующих лекциях – будет происходить главным образом через революции в колониально-зависимых странах.

Предел интенсивного развития капитализма – социалистическая революция, сущность которой – уничтожение господства частной собственности на средства производства.

Что дальше?

В следующей лекции мы куда подробней рассмотрим стадию загнивания капитализма – империализм, его современное состояние, его нынешний кризис и пути грядущих революций – перехода от этапа формирования общества к его зрелости – к коммунизму.

Литература

  1. К. Маркс. Капитал,
  2. Ф. Энгельс. Анти-Дюринг,
  3. В.И. Ленин. Империализм, как высшая стадия капитализма,
  4. В.А. Вазюлин. Логика истории. Вопросы теории и методологии,
  5. В.А. Вазюлин. Логика «Капитала» К. Маркса,
  6. Лекция первая. «Устарел ли марксизм? (Часть I)»,
  7. Лекция вторая. «Зачем коммунистам нудна диалектика?»,
  8. Лекция третья. «Диалектическое познание общества. Начало: простейшее отношение общества»,
  9. Лекция четвёртая. «Переход от простейшего отношения общества к сущности общества. Диалектика труда»,
  10. Лекция пятая. «Сущность общества. Общественный способ производства»,
  11. Лекция шестая. «Явление и действительность общества. Общественное сознание (Часть I)»,
  12. Лекция седьмая. «Явление и действительность общества. Общественное сознание (Часть II)».
  13. Лекция восьмая. «Надстройка общества и его материальный базис»,
  14. Лекция девятая. «Человек как личность»,
  15. Лекция десятая. «Логика истории»,
  16. Лекция одиннадцатая. «Возникновение общества»,
  17. Лекция двенадцатая. «Формирование общества. Рабовладельческая формация».
  18. Лекция тринадцатая. «Формирование общества. Феодальная формация».
Все лекции