Скрыть >>

Уроки истории

К девяностолетию образования СССР

Материалистическое понимание истории

Коммунисты в своём понимании путей развития Человечества отличаются от других политических течений в первую очередь материалистическим пониманием истории Человечества.

«Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание»
(К. Маркс. К критике политической экономии).

Под общественным бытием (базисом) коммунисты понимают тот общественный способ производства, что господствует в данном обществе. А общественное сознание – это общественный продукт определённой жизненной практики, характерной для данного общества или класса. И подобно языку общественное сознание возникает из потребности, из настоятельной необходимости общения с другими людьми в процессе преобразования природы, т.е. в процессе производства материальных благ.

Следовательно, общественное сознание определяется общественным способом производства, т.е. тем единством производительных сил и производственных отношений, что исторически господствует в данном обществе.

И хотя человек считает, что он, как личность, определяется и побуждается своими собственными идеями, в действительности, его поведение определяется силами, что стоят за его спиной, и которые он не сознаёт. Эти внешние силы, не зависящие от воли человека, от его сознания, и есть те исторически сложившиеся производственные отношения, в которые члены данного общества вовлечены помимо их воли. То есть «логика исторического процесса предшествует субъективной логике людей, которые участвуют в историческом процессе» (Роза Люксембург).

Поэтому в любом классовом обществе общественное сознание любого класса, любой
социальной группы определяется тем местом, которое занимает этот класс, эта социальная группа в производственных отношениях, исторически существующих в данном обществе.
Вот почему, говоря о капиталистическом обществе, мы выделяем пролетарское мировоззрение, буржуазное мировоззрение, мелкобуржуазное мировоззрение, как виды классового общественного сознания, порожденные капиталистическим способом производства.
Отметим, что центр жизненной программы у носителей буржуазного сознания сводится лишь к потреблению материальных благ и удовлетворению других низших, т.е. животных инстинктов. Деньги становятся для таких людей единственной целью существования, заслоняя всё остальное, убивая тем самым все их человеческие задатки, превращая их в говорящих глистов. Но поскольку человек не глист, то он становится больным, ублюдочным, извращённым человеческим существом (заметим в скобках, что в этом и лежат истоки продажности, извращений, человеконенавистничества, мертвечины всей нынешней буржуазной морали и буржуазной культуры).

Таким образом, капитализм рано или поздно убивает всё человеческое в тех, кого захлёстывает буржуазная и мелкобуржуазная стихия. Вот почему злобный эгоизм, насилие, стяжательство, паразитизм нельзя уничтожить, не уничтожив сам капиталистический способ производства, массово и повсеместно порождающий эти общественные язвы.

О коммунистическом сознании

Хотя капитализм буквально навязывает каждому члену общества буржуазное сознание,
убивающее в нём всё человеческое, большинство общества всё же вольно или невольно, сознательно или бессознательно стремится отторгнуть это влияние.

Почему так происходит? — Здесь мы снова возвращаемся к сути человеческой природы.

Человек, как вид, и его человеческая природа формировались на протяжении сотен тысяч лет. Становление человека, образование ядра его природы происходило в процессе образования труда, т.е. целенаправленных действий по преобразованию природы. Цель этих действий – получение предметов потребления при помощи изготовленных орудий труда. Неразвитость этих орудий в ту эпоху заставляло трудиться всю общину от мала до велика.

Этот совместный коллективный труд и сформировал человека, как существо социальное, изначально коллективистское; как существо, с одной стороны, нуждающееся в поддержке других членов общины, а с другой стороны, сознающего, что благо его общины есть и его благо, что гибель его общины есть и его гибель. Поэтому осознанное, свободное от всякого принуждения творение добра для других стало сутью человеческой природы.

Поэтому когда мы говорим о сути человеческой природы, мы говорим не столько о человеке разумном, сколько о человеке человечном.

Именно изначально заложенная в человеческой природе страсть к свободной, сознательной деятельности, к творению добра заставляет пролетарские массы сопротивляться эксплуатации, искать выход из своего нищенского положения.

Однако, как показал весь исторический опыт, пролетарское сознание само по себе не позволяет пролетариату организовать себя на борьбу за своё полное освобождение.

«…История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тред-юнионистское, т.е. убеждение в необходимости объединяться в союзы, вести борьбу с хозяевами, добиваться от правительства издания тех или иных необходимых для рабочих законов и т.п. Учение же социализма выросло из тех философских, исторических, экономических теорий, которые разрабатывались образованными представителями имущих классов, интеллигенцией. Основатели современного научного социализма, Маркс и Энгельс, принадлежали и сами, по своему социальному положению, к буржуазной интеллигенции. Точно так же и в России теоретическое учение социал-демократии возникло совершенно независимо от стихийного роста рабочего движения, возникло как естественный и неизбежный результат развития мысли у революционно-социалистической интеллигенции. К тому времени, о котором у нас идет речь, т.е. к половине 90-х годов, это учение не только было уже вполне сложившейся программой группы «Освобождение труда», но и завоевало на свою сторону большинство революционной молодежи в России.

Таким образом, социалистическое сознание есть нечто извне внесенное в классовую борьбу пролетариата, а не нечто стихийно из нее возникшее…

Раз о самостоятельной, самими рабочими массами в самом ходе их движения вырабатываемой идеологии не может быть и речи, то вопрос стоит только так: буржуазная или социалистическая идеология. Середины тут нет (ибо никакой «третьей» идеологии не выработало человечество, да и вообще в обществе, раздираемом классовыми противоречиями, и не может быть никогда внеклассовой или надклассовой идеологии). Поэтому всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от нее означает тем самым усиление идеологии буржуазной. Толкуют о стихийности. Но стихийное развитие рабочего движения идет именно к подчинению его буржуазной идеологии,… ибо стихийное рабочее движение есть тред-юнионизм, а тред-юнионизм означает как раз идейное порабощение рабочих буржуазией. Поэтому наша задача, задача социал-демократий, состоит в борьбе со стихийностью, состоит в том, чтобы совлечь рабочее движение с этого стихийного стремления тред-юнионизма под крылышко буржуазии и привлечь его под крылышко революционной социал-демократии…

Но почему же — спросит читатель — стихийное движение, движение по линии наименьшего сопротивления идет именно к господству буржуазной идеологии? По той простой причине, что буржуазная идеология по происхождению своему гораздо старше, чем социалистическая, что она более всесторонне разработана, что она обладает неизмеримо большими средствами распространения. И чем моложе социалистическое движение в какой-либо стране, тем энергичнее должна быть поэтому борьба против всех попыток упрочить несоциалистическую идеологию, тем решительнее надо предостерегать рабочих от тех плохих советчиков, которые кричат против «преувеличения сознательного элемента» и т.п.»

(В.И. Ленин. Что делать?).

Из этих ленинских слов следует, что привнесение коммунистического сознания в пролетарские массы и борьба против буржуазного сознания в рабочем движении были главнымизадачами большевиков в начале ХХ века.

Марксизм-ленинизм и мы

Вслед за Лениным мы утверждаем: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно».
Революционность марксизма-ленинизма состоит и в том, что он неотделим от революционной практики широчайших масс трудящихся.

Марксизм возник не в результате отвлеченных споров. Как и всякая действительно научная теория, марксизм дал ответы на вопросы, уже ребром поставленные Обществом. Научность сделала марксизм революционным учением:

«Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том,
чтобы изменить его»

(К. Маркс. Тезисы о Фейербахе).

Диалектический и исторический материализм — фундамент марксизма-ленинизма. Маркс и Энгельс впервые доказали, что общественное материальное бытие, т.е. способ общественного производства, определяет общественное сознание, а не наоборот. Что в обществах, разделенных на классы угнетателей и угнетаемых, движущей силой развития является борьба этих классов, а не борьба вождей и героев.

Маркс вскрыл источник богатства капиталистов — присвоение прибавочной стоимости. Он показал, что это присвоение — основа эксплуатации пролетариата, как в метрополии, так и в колониальных странах. Что без ограбления колоний капитализм вообще не смог бы выйти из экономического кризиса.

Научный анализ капиталистического общества позволил Марксу сделать революционный вывод: борьба между общественным характером производства и частным характером присвоения, переходя в борьбу пролетариата за освобождение от капиталистического рабства, неминуемо приведет к гибели капитализма и победе коммунизма во всем мире.

Маркс и Энгельс заложили научный фундамент коммунизма, выделив главное звено — учение о диктатуре пролетариата. Они доказали, что победа нового коммунистического способа производства придет только после политической победы пролетариата над буржуазией. В этом — одно из коренных отличий пролетарской революции от революции буржуазной, когда политическую победу одерживал класс, уже победивший экономически. Пролетарская революция начинается с насильственного ниспровержения диктатуры буржуазии и установления диктатуры пролетариата. Основной целью диктатуры пролетариата становится уничтожение капиталистического способа производства и организация социалистического и (последовательно и одновременно) коммунистического способов производства. Сначала —
политическая победа пролетариата, а затем — экономическая победа нового способа производства над старым. Социалистическое государство — государство диктатуры пролетариата — есть государство переходного периода от капитализма к коммунистическому обществу.

Маркс и Энгельс указали на главный источник всех противоречий переходного периода: «новое общество во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном, сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло». Они доказали, что попытка построения общества по-Дюрингу, т.е. «товарного» или «рыночного» социализма, неотвратимо приведет к реставрации капитализма. Трагическая для трудящихся практика последних пятидесяти лет подтвердила этот вывод Маркса и Энгельса.

Ленин и Сталин продолжили дело своих учителей. Их работа началась в период империализма, когда противоречия капитализма доходят до тех крайних пределов, которые неизбежно приводят к пролетарской революции.

«Ленинизм есть марксизм эпохи империализма и пролетарских революций, есть
теория и тактика пролетарской революции вообще, теория и тактика диктатуры пролетариата в особенности»

(И.В. Сталин. Об основах ленинизма).

Ленин, опираясь на теорию и практику Маркса и Энгельса, разработал и дал русскому и
мировому пролетариату учение о партии как революционного авангарда рабочего класса, как оружии в руках рабочего класса, без которого невозможна победа пролетарской революции. Под прямым руководством Ленина большевики возглавили революционную борьбу пролетариата, свершившего Великую Октябрьскую социалистическую революцию.

Подытожив революционный опыт эпохи империализма, Ленин сделал вывод о возможности построения социалистического общества первоначально в одной стране — СССР. Ленинская теория и практика строительства нового общества определили путь развития СССР и мирового социализма на многие годы.

Сталин, работая рядом с Лениным, и встав после его ухода во главе партии, внес исключительный вклад в теорию и практику социализма, коммунистического воспитания и партийного строительства. Сталинская экономическая теория социализма была основой грандиозных побед нового строя и научной программой перехода к полной победе коммунизма во всем мире. Объективных причин схода с начертанного Сталиным пути не было.

После смерти Сталина поначалу малозаметные правые и троцкистские шатания руководства партии привели в итоге к ползучей контрреволюции. Она началась во второй половине 50-х годов именно с подрыва социалистического способа производства. Ликвидация в 1958 году государственных МТС и продажа их основных средств производства — машинно-тракторного парка — колхозам, резко расширило сферу товарного обращения. В результате, почти вся отрасль сельского хозяйства превратилась в скроенное по лекалам Дюринга хозяйственное объединение обособленных коммун-товаропроизводителей. А ведь еще Энгельс доказал, что такое хозяйственное построение Дюринга непременно рухнет и приведет к реставрации капитализма.

Так правый уклон в партии породил ползучую контрреволюцию. Клеветническая
антисталинская кампания, развязанная Хрущёвым и его окружением, служила дымовой завесой, фальшивым предлогом для отступления от марксизма-ленинизма.

Закономерным следствием разрушения социалистического базиса стала замена диктатуры пролетариата диктатурой западной и местной компрадорской, т.е. колониальной буржуазии. Вот та цена, которую заплатили трудящиеся за правый уклон партии.

Почему победил правый уклон в партии?

Потому, что в тот момент в результате сложения воедино целого ряда обстоятельств была ослаблена политическая сила диктатуры пролетариата, ослаблена борьба с мелкобуржуазным сознанием в партии, в диктатуре пролетариата. Основными из этих обстоятельств были:

1) Гибель в войне миллионов лучших сыновей и дочерей Социалистического Отечества, первыми встававших в атаку, первыми отдавших все силы Победе на фронте и в тылу.

2) Более половины из 6-миллионного отряда коммунистов вступили в партию во время
войны и не имели необходимого политического образования и опыта.

3) Необходимость жесткого единоначалия вынудила на время войны ограничить социалистическую и партийную демократию.

4) В 40-е годы от перенапряжения сил умерли три ближайших соратника И.В. Сталина,
крупные теоретики марксизма А.С. Щербаков, М.И. Калинин и А.А. Жданов, после чего
«твердокаменные» марксисты оказались в политбюро ЦК в меньшинстве. Но авторитет и твёрдая большевистская позиция И.В. Сталина были тогда гарантом верной политической линии партии и диктатуры пролетариата.

5) Руководство партии во главе со Сталиным принимало решительные меры для укрепления диктатуры пролетариата, но Сталин умер в разгар этой работы. Поэтому его смерть оказалась невосполнимой и, как выяснилось, трагической потерей для всего рабочего класса, для всего дела построения коммунистического общества.

6) Ложно понятая борьба за единство партии после смерти Сталина приглушила остроту борьбы с правым оппортунизмом и троцкизмом.

7) Большинству, сложившемуся в руководстве партии в середине 50-х годов, не хватило
воли и политического искусства в решающий момент борьбы с правыми. Вместо того, чтобы обратиться ко всей партии (как это сделала группа товарища Сталина в период борьбы с троцкизмом и правым уклоном после ухода товарища Ленина) группа Молотова-Кагановича решила убрать правых келейно и потерпела поражение.

Была ли победа правого уклона неизбежной?

Нет, потому, что, по крайней мере, четыре из указанных обстоятельств сложились воедино случайно.

Однако, если бы в начале 50-х годов «твердокаменные» марксисты составляли решающее большинство в политическом штабе партии, то правые не пришли бы к власти после смерти И.В. Сталина. – Кадры решают всё!

Основное противоречие нашей эпохи

Подытоживая революционный опыт нашей эпохи, — эпохи перехода от капитализма к коммунизму, мы должны выделить основное противоречие. Противоречие, разрешение которого является необходимым и достаточным условием освобождения человечества от эксплуатации.

Вся история СССР и партии большевиков была и историей борьбы с мелкобуржуазным сознанием в рабочем движении — главной опасностью переходного периода.

Перечислим узловые этапы этой истории:

1. Создание революционной пролетарской партии — результат борьбы над экономистами и меньшевиками за влияние на авангард пролетарских масс.

2. Подготовка к пролетарской революции — происходила в ожесточённой борьбе за влияние на рабочее движение с меньшевиками, отзовистами, ликвидаторами и троцкистами.

3. Великая Октябрьская социалистическая революция — результат победы коммунистического сознания над мелкобуржуазным в рабочем движении.

4. Гражданская война — проходила в обстановке ожесточённой борьбы с троцкистами и другими левацкими группами в партии.

5. НЭП — ожесточённая борьба с левым уклоном в партии.

6. Коллективизация и индустриализация — ожесточённая борьба с правым и левым мелкобуржуазным уклоном в партии.

7. Послевоенные годы, переход к коммунистическому строительству — ожесточённая борьба с правым уклоном в партии.

8. Поражение социализма в СССР — победа мелкобуржуазного уклона в партии (Хрущёв, Косыгин, Брежнев, Андропов, Горбачёв, Яковлев…).

Из этого перечня прямо вытекает, что все узловые противоречия разрешались только в результате победы коммунистического сознания над мелкобуржуазным. А поражение
социализма в СССР стало итогом победы именно мелкобуржуазного сознания в партии и в диктатуре пролетариата.

Следовательно, основным противоречием нашей эпохи является борьба между коммунистическим сознанием и мелкобуржуазным сознанием в рабочем движении и в диктатуре пролетариата в особенности.

Вся наша революционная история показала, что беспощадная борьба с правым и левым уклонами в партии и в рабочем движении становится решающим фактором в деле победы коммунизма.

Что делать?

Чтобы ответить на этот вопрос, нам надо понять в какой политической обстановке живёт сегодня наше общество.

Есть ли сегодня революционный подъём? — Нет. Для политической оценки сегодняшнего дня полностью подходят слова В.И. Ленина, сказанные им после поражения первой русской революции: «упадок, деморализация, расколы, разброд, ренегатство, порнография на место политики». Мелкобуржуазная стихия захлестнула трудящиеся массы. В этих условиях попытка построения массовой пролетарской партии есть не что иное, как политическая маниловщина.

Что же делать? Сидеть и тихо ждать революционного подъёма? — Нет, конечно. Поскольку мы выделили основное противоречие нашей эпохи, постольку мы можем указать на сегодняшние задачи коммунистов: подготовка ядра будущей массовой пролетарской партии. Такого ядра сознательных марксистов, которое уже сегодня начнёт обучение коммунистических пропагандистов, которые, в свою очередь, с неизбежным приходом революционного подъёма создадут и обучат армию коммунистических агитаторов. Которые привнесут коммунистическое сознание в пролетарские массы в условиях грядущей революционной ситуации. Которые встанут во главе грядущей диктатуры пролетариата, основной задачей которой станет построение коммунизма.

Только создав сегодня ядро сознательных марксистов, мы сможем окончательно победить буржуазное сознание в массах. Только окончательно победив буржуазное сознание в массах, мы с вами построим коммунистическое общество.