Скрыть >>

Лекция 07. Явление и действительность общества. Общественное сознание (Часть II)

Ещё раз напомним, что общественный способ производства – сущность общества. Именно общественный характер производства и есть диалектика производительных сил и производственных отношений как противоречие.

Чтобы понять, как это противоречие разрешается, мы перейдём к историческому способу рассмотрения общества и общественного способа производства, что и будет сделано в последующих лекциях нашего курса. Но прежде чем перейти к историческому аспекту изучения общества, мы завершаем наше логическое рассмотрение переходом от общественного способа производства к сущности общества в уже широком смысле слова, то есть к явлению и действительности общества.

Как было сказано на прошлой лекции, в широком смысле сущностью человеческого общества являетсявся совокупность, весь ансамбль общественных отношений. В узком смысле сущность общества – единство производительных сил и производственных отношений, то есть общественный способ производства. Но эта сущность в узком смысле проявляется только через весь спектр общественных отношений, через активную, сознательную деятельность людей, то есть через то, что мы называем общественным сознанием.

На прошлой лекции мы начали изучать диалектику связи между общественным способом производства и общественным сознанием, то есть связи между общественным бытием и общественным сознанием. Исторический материализм установил материальность человеческой истории, что наиболее ёмко выражено формулой: «Общественное бытие определяет общественное сознание».

Человек, как личность, формируется в исторически сложившихся до него условиях. И это его формирование определяется силами, что стоят за его спиной, и которые он не сознаёт. Эти внешние силы, не зависящие от воли человека, от его формирующегося сознания, и есть те исторически сложившиеся производственные отношения, в которые члены данного общества вовлечены помимо их воли. То есть

«логика исторического процесса предшествует субъективное логике людей, которые участвуют в историческом процессе» (Роза Люксембург).

Однако этот принцип экономического детерминизма не есть механически жёсткая обусловленность, а есть диалектическая связь. Как было показано на прошлой лекции,на стадии упадка производственных отношений  роль общественного сознания возрастает, а при переходе от капитализма к коммунизму роль общественного сознания становится решающей.

На этой лекции наш анализ диалектической связи общественного бытия и общественного сознания мы продолжим с рассмотрения форм общественного сознания.

Формы общественного сознания.

Так как для общественного сознания характерны отражение субъекта как субъекта и воздействие на людей как субъектов, а это отражение и воздействие осуществляются в действиии при помощи чувств и мышления, то общественное сознание расчленяется на три основные формы в зависимости от преобладания того или иного из этих трех моментов:

действия,

чувства,

мышление.

Действия.

Что же собой представляет та форма общественного сознания, в функционировании которой преобладает влияние действий, или, иначе говоря, в которой оформление общественного сознания происходит при преобладающем влиянии действия?

Речь идёт о действиях личностей, о действиях сознающих и самосознающих индивидов, то есть индивидов, выделяющих себя из коллектива и так или иначе сознающих и своё выделение из коллектива, и свою связь с ним. Кроме того, речь, естественно, идёт о действиях индивидов по отношению к другим индивидам и коллективу, о действиях, направленных на других индивидов и на коллектив в целом (или о действиях, направленных на преобразование природы, но постольку, поскольку эти действия влияют непосредственно на других индивидов, на коллектив).

Действия индивидов определяются прежде всего и главным образом необходимостью удовлетворения биологических потребностей, тем или иным местом в производительном отношении к природе и в производственных отношениях. Их материальное положение, их место в материальной общественной среде определяет их материальный интерес.

Говоря о материальном интересе, мы имеем в виду общественный интерес, поскольку он с необходимостью определяется материальным положением, местом в материальной общественной среде. Так как общество есть не только и не просто сумма индивидов, а органическое целое, то у общества как целого есть материальные интересы, не сводимые к материальным интересам отдельных индивидов или даже просто к одинаковым интересам всех отдельных индивидов, взятых в качестве просто суммы индивидов.

Если общество разделяется на части (классы, слои, группы и т. п.) по их материальному положению, то каждая из этих частей сама может быть меньшим целым и обладать материальными интересами, присущими им (частям общества) именно как таким целым.

Материальные интересы с необходимостью определяют действия, как индивидов, так и частей общества. Но,как мы уже отмечали, эта необходимость действий определяет их (действий) пределы. В пределах же,определенных каждый раз с необходимостью, возможен спектр различных действий. Поскольку материальное положение индивидов, общества, его частей не есть нечто неизменное, постольку изменяются и материальные интересы.

Человек действует как сознающий (и самосознающий) индивид. Поэтому он может выбирать различные возможные действия в спектре, определенном его материальными интересами.

Часть общества, действующая как целое, и всё общество, действующее как целое, также могут выбирать различные действия в спектре, определенном их материальными интересами.

Эти действия могут приносить либо пользу, либо вред (польза и вред могут различаться по степени).

Общественное сознание не сводится ни к индивидуальному сознанию, ни к простой сумме сознаний всех индивидов. Однако общественное сознание и не существует в отрыве от индивидуального сознания, от сознающих индивидов. Общественное сознание есть связь индивидов как сознающих (и самосознающих) индивидов.

Именно общественное сознание способно объединить группу людей с общими материальными интересами в единый общественный класс.

Следовательно, форма общественного сознания, фиксируемая через призму действий сознающих (и самосознающих) индивидов, есть форма связи сознающих и (самосознающих) индивидов друг с другом, фиксируемая через призму их действий, форма именно связи, а не просто одинаковости изолированных индивидов.

При такой форме общественного сознания действия осознаются и совершаются с точки зрения их пользы и вреда для других индивидов, для связи индивидов, то есть для индивидов, объединенных в целое.

Полезность действий людей как сознающих (и самосознающих) индивидов для наилучшего сохранения и развития человечества как целого есть добро в его наивысшем развитии.

Вредность действий людей как сознающих (и самосознающих) индивидов для сохранения и развития человечества в целом есть зло в его наивысшем развитии.

Внутри действий (как формы общественного сознания) можно в свою очередь различить, что по преимуществу относится к содержанию действий, а что к форме этих действий.

Сначала о содержании внутри этой формы:

Действия индивида могут быть направлены на пользу другого индивида, или части общества, или всего общества в целом, и вместе с тем они могут быть полезны самому индивиду.

Действия индивида могут быть направлены на пользу другого индивида, или части общества, или всего общества, и вместе с тем они могут быть вредны самому индивиду.

Действия индивида могут быть направлены во вред другому индивиду, или части общества, или всему обществу, и вместе с тем они могут быть полезны самому индивиду.

Действия индивида могут быть направлены во вред другому индивиду, или части общества, или всему обществу, и вместе с тем они могут быть вредны самому индивиду.

Возможны переплетения этих случаев в различных отношениях и в разных ситуациях. Действия осуществляются в рамках противоположности добра и зла.

В основе всех этих действий лежат материальные интересы, их одинаковость или неодинаковость, их связи, различия, противоположности, противоречия. Но как сознающий (и самосознающий) индивид, стремящийся своими действиями принести пользу или вред другому индивиду (другим индивидам), части общества или всему обществу в целом, человек действует преимущественно в рамках общественного сознания.

И часть общества, и всё общество представляют собой целые, не сводимые ни друг к другу, ни к отдельным индивидам, ни к сумме индивидов. Следовательно, добро и зло с точки зрения сугубо индивидуальной,  добро и зло с точки зрения части общества как особой целостности и добро и зло с точки зрения всего общества как целого не сводимы друг к другу.

Говоря о добре и зле с этих точек зрения, мы приходим к понятию морали как форме проявления действий.

Мораль.

Необходимость добра и зла с точки зрения отдельного индивида, с точки зрения разных индивидов, с точки зрения части общества как особой целостности и всего общества как целого служит основанием для существования долга. Так как сознание есть по своей сути общественное явление, то и долг – явление общественное. Долгтребование действия в соответствии с добром, поскольку это добро не совпадает непосредственно с сугубо индивидуальной пользой. Действия в соответствии с сугубо индивидуальной пользой, совершаемые сознающим (и самосознающим) индивидом, не есть добро, ибо добро отсутствует, если нет действия сознающего (и самосознающего) индивида, направленного на пользу существования другого индивида (или индивидов) как общественного существа.

Следовательно, долг – это внешнее требование действия в соответствии с добром. Человек может или сам выбрать исполнение долга или быть к этому принуждён. Если действие в соответствии с добром усваивается индивидом, пропускается через его внутренний мир и образуется потребность в его совершении, то у человека формируется совесть. Совесть есть внутренняя потребность личности (индивид, не являющийся личностью, не может иметь совести) в совершении действий в соответствии с добром.

Отсюда видно, что долг и совесть существуют всегда, когда существует общество, они необходимы для существования общества, у изолированного индивида они невозможны, и образуются у сознающих (и самосознающих) индивидов в процессе их участия в жизни общества.

Материальным основанием добрых действий служат одинаковость и главным образом единство, связь материальных интересов.

Материальным основанием злых действий служат неодинаковость, различие и главным образом противоположность и противоречие материальных интересов.

Но, как уже отмечалось, это – основание, к которому действия, их выбор не сводятся, ибо добрые и злые действия есть действия сознающих (и самосознающих) индивидов.

Тем не менее, если в обществе преобладают одинаковость и единство материальных интересов (социализм,коммунизм), то в нём преобладают добрые действия, если в обществе преобладают неодинаковость, различие, а тем более противоположность и противоречия материальных интересов (все эксплуататорские формации, включая капитализм), то в нём преобладают злые действия.

Конечно, коль скоро материальные интересы индивидов как индивидов, даже если они одинаковы у всех индивидов, никогда не могут быть полностью сведены к материальным интересам общества как целого,то всегда сохраняется материальное основание для злых действий.

Но имеется колоссальная разница между таким состоянием общества, когда материальный интерес общества, хотя и не сводится полностью к непосредственному интересу индивида, отличается от него, но в конечном итоге не противоречит ему и оказывается опосредованным материальным интересом индивида и таким состоянием общества, когда материальный интерес общества или части общества противоположен, противоречит непосредственному материальному интересу индивида.

На тех этапах истории человечества, когда развитие общества происходит преимущественно путем раскола общества на противоположные и противоречащие части, имеющие противоположные и противоречащие интересы, развитие добра всё же происходит, но происходит в общем и целом не непосредственно, а через его отрицание злом, через осуществление зла, то есть через свою противоположность.Непосредственно и ближайшим образом господствует зло, но преобладание зла необходимо в конечном счёте для развития добра и как подготовка к преобладанию добра, более того, когда существование эксплуатации исторически необходимо, добро осуществляется в общем и целом через осуществление зла, через осуществление своей противоположности.

Поскольку общество развивается в целом и как целое прогрессивно, постольку всегда в конечном счёте доминирует добро. И тем не менее непосредственно на тех или иных стадиях прогрессивного развития человечества это развитие может с необходимостью происходить через осуществление и развитие зла, через непосредственное доминирование зла.

Осуществление в конечном счёте добра через непосредственное осуществление господства зла происходит при наличии противоположности и противоречия в обществе материальных интересов и противоположности, противоречий материальной деятельности носителей таких интересов. Тогда то, что есть добро с точки зрения носителей одних материальных интересов, оказывается злом с точки зрения носителей противоположных и противоречащих интересов. И наоборот.

Высшее добро, то есть добро с точки зрения развития всего человечества, опосредствованно этой противоположностью и осуществляется постольку, поскольку те или иные из противоположных и противоречащих интересов совпадают с интересами всего человечества в целом. А именно, классовые интересы пролетариата в канун пролетарской революции при построении коммунизма не только объективно совпадают с интересами всех трудящихся, но и с интересами всего человечества в целом.

Отказ представителей одних материальных интересов следовать тому, что есть добро, и следование тому, что есть зло, с точки зрения носителей противоположных и противоречащих материальных интересов становятся правилом при расколе общества на носителей противоположных и противоречащих материальных интересов.

Тут имеет место борьба носителей противоположных и противоречащих материальных интересов. Рассмотрение общественного сознания под углом зрения формы, в которой общественное сознание предстаёт прежде всего через призму действий сознающих (и самосознающих) индивидов, обнаруживает, что при единстве материальных интересов эта форма существует в одном проявлении: как добрые или злые действия при опосредствованном и непосредственном преобладании добрых действий.

Такое единство материальных интересов всего общества возможно только в коммунистической формации.

Иное дело при доминировании в обществе противоположных и противоречащих материальных интересов. Здесь названная форма общественного сознания имеет уже не одно (мораль), а три необходимых проявления. К уже отмеченному проявлению (мораль) присоединяются ещё два проявления, связанные именно с наличием противоположных, противоречащих материальных интересов, — политика и право.

Но прежде чем говорить о политике и праве, отметим еще одно немаловажное обстоятельство. Рассматриваемая форма общественного сознания выступает в виде особой формы потому, что общественное сознание предстаёт прежде всего через призму действий сознающих (и самосознающих) индивидов, а не через призму главным образом чувств или главным образом мыслей.

Однако действия сознающих (и самосознающих) индивидов представляют собой всегда действия чувствующих и мыслящих индивидов. С точки зрения рассматриваемой формы общественного сознания не происходит полного отвлечения от чувств и мыслей, они необходимо присутствуют, но доминирует рассмотрение через призму действия.

В первом из рассмотренных проявлений этой формы, то есть в морали, главное — моральный (или аморальный) поступок, моральное (или аморальное) действие. Но мораль не сводится только к действию. Это — действие либо в соответствии с чувством, эмоциями, переживанием, либо в соответствии с мыслями, пониманием вредности или полезности такого действия, либо в соответствии с тем и другим. Таким образом, в области морали можно различить моральные (или аморальные) действия, моральные (или аморальные) чувства, моральные (или аморальные) мысли. Например, действия в соответствии с совестью есть действия в соответствии непосредственно и по преимуществу с моральным чувством, переживанием, нежели с моральными мыслями. Действия же в соответствии с долгом как таковым есть действия в соответствии непосредственно по преимуществу с моральными мыслями. Конечно, у человека нет ни чувств, эмоций, переживаний в полном отрыве от мыслей, ни мыслей в отрыве от чувств, эмоций, переживаний, можно говорить лишь о том или ином преобладании того или другого. Так различаются художественный и мыслительный типы людей. По нашему мнению, для людей художественного типа характерно моральное поведение преимущественно в соответствии с совестью, а для людей мыслительного типа — преимущественно в соответствии с долгом как таковым.

О коммунистической морали.

Широко распространено мнение, что если не для всего общественного сознания, то уж во всяком случае для морали характерен ценностный, оценочный подход. Следовательно, скажем, моральное (или аморальное) суждение есть главным образом оценочное суждение. Нам такое мнение представляется не только ложным, но и антинаучным. И вот почему.

Сама терминология «ценность», «оценка» и т.п. выросла при капитализме, в мире стоимостных отношений и цены как формы выражения стоимости, в мире, где непосредственно на первый план выступает количественная определенность меновых стоимостей.

Всякое сознание предполагает сравнение людей друг с другом, сравнение сознающим (и самосознающим) индивидом себя с другими людьми, т. е.приравнивание людей друг к другу. Однако главным приравнивание людей друг к другу стало в обществе, где господствует обмен продуктами труда, производства, где, следовательно, стоит на первом плане приравнивание различных вещей друг к другу, а так как рабочая сила тут наиболее существенный товар, вещь, имеющая стоимость, то происходит приравнивание рабочих сил различных людей. Поэтому и в общественном сознании на авансцену выступает идея равенства, то есть идея одинаковости изолированных индивидов (а не идея различия объединенных людей).

Напротив, в обществе, в котором доминирует единство материальных интересов, главным становится не одинаковость различных изолированных друг от друга людей, а единство, связь людей через их отличие друг от друга. Людей как личностей связывает главным образом не то, что каждый из них и чем-то одинаков с другими, но то, что каждый из них своеобразен в качестве личности и тем интересен для других. Следовательно, выбор морального действия совершается тут главным образом не сравнением различных ценностей друг с другом, главным образом не соответственно шкале ценностей, то есть не соответственно чему-то внешнему, навязанному индивиду. А как то, что способствует его собственному развитию и вследствие этого развитию других людей как отличных от него, как своеобразных личностей, то есть выбор морального действия происходит главным образом как внутренняя необходимость принесения пользы другим людям, ибо только через это оказывается возможным собственное развитие в главном, основном.

Парадоксально, но факт, что если люди по преимуществу изолированы друг от друга материальными интересами, то их связь осуществляется преимущественно через установление одинаковости изолированных индивидов, а отсюда и в общественном сознании преобладает стремление людей быть либо одинаковыми, похожими друг на друга, либо выделиться своей, полной внешней непохожестью при внутренней одинаковости.

Если же в обществе люди по преимуществу объединены друг с другом материальными  интересами в целое, то их связь осуществляется по преимуществу через их отличие, как от целого, так и друг от друга. Отсюда и в общественном сознании преобладает стремление людей быть самими собой, своеобразными, отличными от других людей, но не ради чего-то внешнего, а ради глубинного развития себя и других людей.

«…Когда нам говорят о нравственности, мы говорим: для коммуниста нравственность вся в этой сплоченной солидарной дисциплине и сознательной массовой борьбе против эксплуататоров. Мы в вечную нравственность не верим и обман всяких сказок о нравственности разоблачаем. Нравственность служит для того, чтобы человеческому обществу подняться выше, избавиться от эксплуатации труда.

Чтобы это осуществить, нужно то поколение молодежи, которое начало превращаться в сознательных людей в обстановке дисциплинированной отчаянной борьбы с буржуазией.  В этой борьбе оно воспитает настоящих коммунистов, этой борьбе оно должно подчинить и связать с ней всякий шаг в своем учении, образовании и воспитании.  Воспитание коммунистической молодёжи должно состоять не в том, что ей подносят всякие усладительные речи и правила о нравственности.  Не в этом состоит воспитание. Когда люди видели, как их отцы и матери жили под гнётом помещиков и капиталистов, когда они сами участвовали в тех муках, которые обрушивались на тех, кто начинал борьбу против эксплуататоров, когда они, видели, каких жертв стоило продолжить эту борьбу, чтобы отстоять завоеванное, каким бешеным врагом являются помещики и капиталисты, — тогда эти люди воспитываются в этой обстановке коммунистами.  В основе коммунистической нравственности лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма.  Вот в чем состоит и основа коммунистического воспитания, образования и учения. Вот в чём состоит ответ на вопрос, как надо учиться коммунизму…»

(В.И. Ленин. Задачи союзов молодёжи).

Внутреннее единство есть единство  различного, единство через различие. Сознание как отражение внутреннего единства людей есть сознание людей как единых в своем различии. Что касается морального действия, морального поступка, моральных чувств и моральных мыслей, то к ним тогда главным образом подходят не так, что одни действия (чувства, мысли) с точки зрения оценки других людей или общества лучше или хуже, более или менее ценны. То есть подходят не с внешней меркой, не с эталоном, находящимся вне личности, а главным образом так, что моральное действие входит в самое ядро личности, моральность личности совпадает с развитием индивида в качестве личности.

При оценочном же подходе моральные ценности остаются по преимуществу ценностями, то есть чем-то внешним для индивида, чем-то таким, к чему он как к внешнему, существующему наряду с ним, приравнивает себя. И тогда это означает, что моральность личности в основном не совпадает с чем-то другим, существенным в развитии индивида как личности, и, следовательно, развитие личности в области морали оказывается вместе с тем в чем-то губительным для личности (для каких-то других существенных сторон индивида как личности).

И отнюдь не случайно, что в ещё самом начале разрушения социалистического базиса (при Хрущёве) советскому обществу стали навязывать список внешних ценностей под — казалось — благим названием «Моральный кодекс строителей коммунизма», а политический контрреволюционный переворот  Горбачёва-Ельцина проходил под крики о возвращении к «общечеловеческим ценностям».

Политика.

Второе проявление рассматриваемой формы общественного сознания, формы, в которой главную роль играют действия сознающих (и самосознающих) индивидов, —политика.

Заметим ещё раз, что политика, в отличие от морали, во вполне зрелом человеческом обществе, то есть в зрелом, развитом коммунистическом обществе, отомрёт. Здесь мы фиксируем общество в логическом аспекте, берём стороны зрелого, развитого, подлинного человеческого общества, но так как в современную эпоху политика играет весьма важную роль, то, отступая от строго логической последовательности, мы кратко охарактеризуем её.

Политика как одно из проявлений общественного сознания есть действия сознающих (и самосознающих) индивидов как противостоящих, борющихсяс другими индивидами, имеющими существенно различные,противоположные и противоречащие материальные интересы, причём политическое сознание (и самосознание) с необходимостью есть сознание той или иной связи с обществом как целым. Существенно различные, противоположные и противоречащие материальные интересы могут быть между индивидами, между индивидом и обществом, между индивидом и той или иной частью общества, между частями общества, между частью общества и всем обществом.

Политическое отношение есть отношение между ними постольку, поскольку их материальные интересы так или иначе осознаются, осознаётся их существенное различие, противоположность, противоречие и действия направляются этим сознанием (действия носителей существенно различных, противоположных, противоречащих интересов также существенно различны, противоположны, противоречат друг другу, как и носители этих интересов).

Политика главным образом есть действия, направляемые сознанием существенного различия, противоположности, противоречия того, кто действует, по отношению к тому, против кого действие направлено (основа этого – существенное различие, противоположность, противоречие материальных интересов), для достижения, удовлетворения материальных интересов. Это могут быть действия индивида, той или иной части общества как целого, всего общества, если интересы всего общества как целого существенно отличны, противоположны, противоречат той или иной его части, то есть когда материальные интересы общества как целого осуществляются через борьбу составляющих общество частей, индивидов.

Политика есть необходимо борьба за какой-то материальный интерес (за какие-то материальные интересы) против существенно отличного, противоположного, противоречащего материального интереса (против существенно отличных, противоположных, противоречащих материальных интересов). Борьба, в которой возможны либо победа, либо поражение, либо равновесие сил (последнее по самой сути дела может быть лишь временным, переходным состоянием), борьба, в которой плохо ли, хорошо ли сознается тот материальный интерес (интересы), за который она ведется.

Если политика есть главным образом действия, то это действия сознающих (и самосознающих), чувствующих и мыслящих индивидов. И в области политики можно различить политические чувства, эмоции, переживания и политические мысли. Сознание существенного различия, противоположности, противоречия материальных интересов требует по преимуществу мышления. Поэтому в политике, по сравнению с моралью,  роль мысли существенно более важна, чем роль чувств, эмоций, переживаний. Но это не значит, что в политике политически окрашенные чувства, эмоции, переживания не играют важной роли.

Когда говорится о политике, то всегда о политике того, кто борется за свой материальный интерес (или за свей материальные интересы), о противостоящем кому-то другому, имеющему существенно отличный, противоположный, противоречащий материальный интерес (или материальные интересы). В политической борьбе маловероятно и малоустойчиво равновесие сил, ибо существенно отличные, противоположные, противоречащие материальные интересы побуждают всё вновь и вновь возобновлять борьбу до победы или поражения, причем побеждённые опять-таки не могут вполне смириться со своим положением.

Право.

При неустранимых противоположных материальных интересах носители победивших, господствующих материальных интересов навязывают побеждённой, подчиненной стороне свои материальные интересы так, как будто они есть материальные интересы и побеждённой, подчинённой стороны. Это – третье проявление рассматриваемой формы общественного сознания, право.

Характеристика права при логического рассмотрении общества, то есть при рассмотрении зрелого человеческого общества, есть отступление от логического аспекта, ибо право, как и политика, отомрёт в развитом коммунистическом, то есть вполне зрелом человеческом обществе.

Однако мы и здесь коротко остановимся на этом проявлении общественного сознания.

Право есть главным образом действия носителей победивших, господствующих материальных интересов, направленные на навязывание побеждённым своих материальных интересов как собственных интересов последних. Право эксплуататорских обществ принципиально отлично от права социалистического общества, ибо в эксплуататорском обществе имеет место противоположность, а в социалистическом – единство, совпадение коренных материальных классовых интересов при сохранении существенных различии как интересов классов, так и личных и общественных интересов.

Следовательно, правовое сознание есть сознание материального интереса носителей господствующей стороны, навязываемое подчинённым, имеющим противоречащие, противоположные или просто существенно иные интересы, как собственное сознание последних.

Все три перечисленных проявления есть проявления одной формы общественного сознания, а именно такой, которая образуется посредством преломления содержания общественного сознания преимущественно через призму действий сознающих (и самосознающих) индивидов.

Чувства.

Вторая форма общественного сознания образуется посредством преломления содержания общественного сознания преимущественно через призму чувств сознающих (и самосознающих) индивидов. Как мы увидим, в эту форму включаются также действия и мысли, но для образования формы они не имеют решающего значения.

Эстетическое сознание.

Первое проявление этой формы общественного сознания есть эстетическое сознание.Эстетическое сознание есть отражение в чувственных эквивалентах сущности людей, закономерностей общественных отношений. Красота постольку, поскольку она специфична для человека, есть отражение сущности, закономерности посредством их чувственного эквивалента.

Сущность, закономерность адекватно выражаются в мышлении. Чувство по своей природе охватывает главным образом внешнее, поверхностное, случайное и т. п.  Однако внутреннее, сущность, закономерное несомненно проявляются в чувстве. Красота именно постольку, поскольку она специфична для человека, и есть отражение сущности, закономерного, внутреннего в их чувственном эквиваленте.

Попробуем пояснить на примере. Золото и серебро исторически приобрели в товарном мире роль всеобщего эквивалента, с натуральной формой золота и серебра общественно срослась всеобщая эквивалентная форма, или форма стоимости вообще. Эстетические свойства золота и серебра – это не просто их блеск, яркость, то есть непосредственно, чувственно воспринимаемые натуральные свойства золота и серебра, блеск золота и серебра есть блеск их общественной роли, их общественного значения. И в этом отношении из всех остальных товаров золото (и серебро) для человека, захваченного миром товарных отношений, обладает наибольшей эстетической силой воздействия. Блеск золота оказывается не просто природным свойством, а чувственно воспринимаемым общественным могуществом золота в товарном мире, то есть чувственным эквивалентом общественного могущества. В эстетическом сознании главное – восприятие сущности, закономерного через их чувственные эквиваленты. Если в познании мира чувства выполняют подсобную роль, сама же сущность (внутреннее, закономерное) отражается главным образом в абстрактном виде, соответствующем природе мышления, то в эстетическом сознании главное – отражение сущности в чувственном эквиваленте. И само мышление в эстетическом сознании совершается главным образом при помощи, посредством противоположности мышления,то есть при помощи чувств.

В эстетическом сознании воспринимается сущность человека, закономерное в общественных отношениях посредством чувственных эквивалентов. Через это выражается и отношение к природе.

Уже при рассмотрении первой формы общественного сознания можно было заметить, что это – сознание материальных общественных отношений, но не просто как таковых, а в их единстве с производительным отношением к природе. Действительно, польза или вред  действия индивидов как сознающих (и самосознающих) индивидов друг на друга есть в основе своей прежде всего материальная польза или материальный вред, то есть то, как сказываются эти действия в конечном счете на всем материальном существовании людей.

То же самое, но, пожалуй, с большей отчётливостью обнаруживается при рассмотрении второй формы общественного сознания; более отчётливо внутри самой этой формы выступает её зависимость от производительного отношения людей к природе. В самом деле, восприятие сущности, закономерного посредством чувственных эквивалентов возникает прежде всего в познании и преобразовании природы, где к выявлению сущности идут, в общем и целом, путём от чувственного познания и через него к мышлению. И в познании, взятом в его специфике по сравнению с сознанием, сущность (закономерные связи, целостность) познаваемых предметов, процессов сначала схватываются в основном чувственно, и это представление затем направляет познание субъекта.

Но как сознание эстетическое отношение к действительности есть такой подход к действительности, когда она отражается через сущность человека, сущность отношений людей друг к другу, сущность, взятую в виде её чувственных эквивалентов. Поэтому эстетическое сознание есть главным образом переживание, связанное с восприятием сущности в виде чувственных эквивалентов.

Эстетическое сознание невозможно без действий. Однако ближайшим образом это есть действия, вызываемые и направляемые именно эстетическим сознанием. Эстетическое сознание включает в себя и мышление, но мышление посредством чувственных эквивалентов сущности, закономерного, то есть мышление посредством образов. Эстетическое отношение к действительности в процессе преобразования и познания природы, взятого в его отличии от общественной формы, в которой оно реализуется, есть лишь предпосылка эстетического сознания. Собственно же эстетическое сознание имеет место лишь как осознание преобразования природы в единстве с общественной формой.

Тем не менее внутри эстетического сознания можно отчетливо различить обусловленность его как производительным отношением к природе, так и общественной формой, в которой оно реализуется.

Религиозное сознание.

Другое проявление второй формы общественного сознания – религиозное сознание.

Характеристика религии есть отступление от строго логического способа рассмотрения общества (как и характеристика политики и права).

Религия, как писал  Ф. Энгельс, есть «непосредственная, то есть эмоциональная форма отношения людей к господствующим над ними чуждым силам, природным и общественным», она продолжает свое существование «до тех пор, пока люди фактически находятся под властью этих сил» (Ф. Энгельс. Анти-Дюринг).

Религиозное сознание, как и эстетическое сознание, представляет собой преломление содержания общественного сознания главным образом через чувства. И в религиозном сознании определяющим, господствующим служат переживания, эмоции, чувства, а не мысли и действия. Но религиозное сознание в своей специфике представляет собой сознание тех природных и общественных сил, которые не подчинены человеком его власти и действуют разрушительно, вредно на людей. Следовательно, это силы, обязательно непознанные в достаточной мере, ибо с точки зрения человека познание достаточно настолько и постольку, насколько и поскольку оно дает возможность преобразования познанного в направлении, нужном познающему.

Подобно тому как политическое и правовое сознание отличаются от морального сознания главным образом не по форме, а по содержанию общественного сознания (хотя эти различия сказываются и на их различиях по форме), так и религиозное сознание отличается от эстетического главным образом по содержанию, а не по форме (хотя и тут эти различия сказываются и на их различиях по форме).

Религиозное сознание необходимо есть восприятие в виде чувственных эквивалентов неизвестной и притом непознаваемой сущности, господствующей над сознающими (и самосознающими) индивидами и в основном враждебной им. Так воспринимаются и соответствующие силы природы, и сущность человека, закономерные общественные отношения людей.

Религиозное сознание противоречиво.С одной стороны, как сознание, религиозное сознание есть и познание сущности, и действие в соответствии с познанием, а значит, преобразование в соответствии со своими потребностями. С другой стороны, как религиозное сознание оно есть познание того, что соответственно сути религии непознаваемо в принципе, преобразование в соответствии с потребностями человека того, что в принципе с точки зрения религии не может быть подчинено людьми, а господствует над ними и действует враждебно по отношению к ним. Ведь суть религиозного сознания и состоит в сознании того, что непознаваемо, что господствует над людьми и враждебно им. Без признания непознаваемых, господствующих над людьми и враждебных людям сил нет религиозного сознания.

Итак, в религиозном сознании познание направлено на то, что в принципе (соответственно природе религиозного сознания) непознаваемо, действие направлено на подчинение того, что в принципе не может не быть господствующим над людьми и враждебным им. Реальные природные и социальные силы воспринимаются как в принципе непознаваемые, извечно и всегда господствующие над людьми и враждебные людям. А значит, религиозное сознание направляется на то, что реально, действительно существует и действует на людей, притом действует разрушительно, но что ещё не познано и не преобразовано людьми в соответствии с их потребностями. И вот непознанность, непреобразованность этих сил в религиозном сознании выступают как непознаваемость сил, всегда господствующих над людьми и враждебных людям.

Эстетическое сознание есть восприятие посредством чувственных эквивалентов действительной сущности, закономерного. Без сознания о действительной сущности, о действительной закономерности нет и эстетического сознания. Поскольку религиозное сознание всё же есть сознание,постольку оно родственно ближайшим образом эстетическому сознанию.Но поскольку религиозное сознание есть сознание религиозное,постольку это сознание посредством чувственных эквивалентов недействительной, несуществующей сущности. В последнем отношении религия прямо и непосредственно исключает эстетическое сознание, есть прямое отрицание эстетического сознания.

Роль религиозного сознания также двойственна и противоречива. С одной стороны, религиозное сознание есть сознание реально существующих сил и сознание положения людей, когда эти силы не познаны людьми, господствуют над людьми и враждебны людям.

Когда человек или человечество не могут изменить саму неблагоприятную материальную жизнь, то один из способов приспособления к этой жизни – изменение сознания о ней. Это позволяет в какой-то степени смягчить муки неблагоприятного воздействия материальной жизни. С другой стороны, оно есть такое сознание, в котором непознанность этих сил выступает как их непознаваемость, господство их над людьми и враждебность людям – как непреодолимые, тем самым религиозное сознание закрепляет это положение.

Где и поскольку люди не имели возможности устранить или смягчить действие природных и социальных сил, там и постольку религиозное сознание играло определенную позитивную роль. Но где и поскольку складывались условия для их познания и преобразования, там и постольку религиозное сознание играло отрицательную роль.

Когда же в обществе, взятом в целом, во всемирно-историческом масштабе созревают условия для познания и преобразования сил природы и общества, господствующих над людьми и враждебных людям, тогда религиозное сознание начинает играть в истории человечества в целом отрицательную, консервативную и реакционную роль.

В религиозном сознании есть религиозные чувства, эмоции, переживания (они имеют решающее значение в религии), религиозные действия, то есть действия, вызванные и направляемые религиозным сознанием (культ), и религиозные мысли.

Религиозное мышление есть мышление посредством религиозных чувственных эквивалентов, посредством религиозных образов.

Религиозное мышление в образах, религиозные образы внутренне противоречивы. Религиозный образ есть образ,а значит, отражение существующего, вместе с тем это религиозный образ и, значит,  изображение несуществующего. Религиозные образы – фантастические образы непознаваемых, господствующих над людьми и враждебных людям сил. Такое мышление в образах – образование религиозных образов и оперирование ими. Религиозное мышление есть мышление в религиозных образах, есть выражение названных сил в таких образах, которые типично представляют непознаваемость названных сил, их господство над людьми и их враждебность людям. Но мышление есть по своей сути мышление о существующем. Поскольку же мышление религиозно, постольку оно – мышление о несуществующем и, следовательно, не представляет собой мышления, а есть отрицание мышления (подобно тому, как религиозный образ есть и образ, и отрицание образа}.

Религиозное сознание в целом есть сознание, существующее и  осуществляющееся через отрицание сознания.

Мышление.

Третья форма общественного сознания образуется посредством преломления содержания общественного сознания преимущественно через призму мыслей сознающих (и самосознающих) индивидов. Речь идёт о философии.

Мышление как таковое – это мышление о всеобщем, о сущности, о закономерном в их чистом, абстрактном, отвлеченном виде. Следовательно, «точка зрения» мышления представляет собой по своей форме всеобщность, сущность, закономерное в отвлечении от отдельного, особенного, поверхностного, случайного.

В науке на её теоретическом уровне преобладает мышление. И, тем не менее, наука вообще и наука о производственных отношениях в частности не полностью тождественна рассматриваемой форме общественного сознания.

Наука о производственных отношениях должна выявить в производственных отношениях их материальность, независимость от воли и сознания людей и законы производственных отношений, рассматриваемых в этом плане.

Сама возможность человеческого воздействия на производственные отношения раскрывается в сущности производственных отношений, то есть в их материальности. Общественное сознание производственных отношений – отражение отмеченной возможности с точки зрения главным образом воздействия сознания людей как продукта общества в целом, с точки зрения того, в какой степени и как эта возможность используется людьми, обладающими сознанием общества как целого. Поэтому тут дело заключается не в отражении производственных отношений самих по себе, а в отражении отношения между общественным сознанием и общественным бытием, в отражении отношения между общественным сознанием и производственными отношениями в их единстве с производительными силами. Следовательно, производственные отношения интересуют в таком случае под углом зрения их места, роли, значения в существовании и развитии общества, взятого в целом.

Сказанное верно для всех форм общественного сознания, но во всеобщем виде оно выражается лишь в философии.

Таким образом, философия есть отражение главным образом в мыслях, во всеобщем виде отношения сознания, людей в качестве сознающих (и самосознающих) и общественных материальных условий их существования. А сутью материальных условий существования людей служат производственные отношения в их единстве с производительным отношением к природе.

Причем само указанное отношение отражается в конечном счёте для того,чтобы выяснить во всеобщем виде возможности изменения людьми общественных материальных условий существования людей.

Закономерности природы и общества фиксируются в рамках этой формы общественного сознания не просто сами по себе – природа, общество, мышление сознаются в мышлении, во всеобщем виде через осознание взаимоотношения, взаимодействия сознания, людей как сознающих (и самосознающих) и того, чтосознаётся.

Кратко, хотя и несколько огрублённо, философия в этом аспекте есть миропонимание. Но люди не только мыслящие, а и чувствующие, действующие существа. Люди чувствуют, переживают взаимодействие сознания и того, что сознается. В таком аспекте философия выступает, несколько огрублённо говоря, как мироощущение, миросозерцание. В совокупности обоих аспектов философия, опять-таки несколько огрублённо, может быть названа миросознанием, мировоззрением. Люди могут совершать действия, вызываемые и направляемые философским сознанием, назовём их условно философскими действиями (философской деятельностью). Для называния философии как руководства к действию нет особого отдельного слова – термина.

Термины «миропонимание», «мироощущение», «миросозерцание», «мировоззрение», «миросознание» недостаточно глубоко фиксируют суть дела. Специфика философии заключается не просто в рассмотрении мира, «мира в целом», даже если сюда включается и сознание, мышление, не в рассмотрении общих закономерностей природы, общества и мышления, а в рассмотрении отношения (взаимоотношения, взаимодействия) сознания и материального мира и через рассмотрение этого отношения осознание природы, общества, сознания, мышления.

Причём отношение сознания и материального мира – это отношение сознания и преобразуемого посредством общественного способа производства материального мира. Что-либо по-человечески знать о мире, сознавать его можно лишь в процессеего преобразования либо в связи с этим процессом.

Обозначение философии перечисленными терминами, по нашему мнению, достаточно отражает положение вещей тогда, когда философия еще не отпочковалась от других форм общественного сознания.

Весьма любопытно, что при логическом анализе других форм общественного сознания не вставал специально вопрос об отношении общественного сознания и общественного бытия, вообще материального мира. Общественное сознание, хотя и представлялось отражением общественного бытия, однако на первом плане закономерно вставал вопрос о зависимости, определяемости содержания общественного сознания общественным бытием и о специфике форм общественного сознания. А потому на первом плане было рассмотрение общественного сознания и его форм без специального рассмотрения отношения этих форм общественного сознания и общественного бытия.

Напротив, при анализе философии как формы общественного сознания обнаруживается, что сама форма состоит в сознании отношения сознания к бытию,само рассмотрение специфики формы оказывается рассмотрением отношения, связи общественного сознания и материальной жизни общества.

Тем самым изучение философского сознания, то есть философии как формы общественного сознания, приводит, во-первых, к вопросу о связи форм общественного сознания друг с другом и, во-вторых, о связи форм общественного сознания (как взаимосвязанных друг с другом) с материальной жизнью общества. То есть специально ставит вопрос об их влиянии на материальную жизнь общества.

Сознание не существует в чистом виде, само по себе, оно всегда существует через своих материальных носителей – звуки, жесты и т. д. (подобно тому, как стоимость не существует без потребительных стоимостей и проявляется только в отношениях потребительных стоимостей).

Сознание позволяет произвести выбор возможности изменения производственных отношений из имеющегося более или менее определенного спектра материальных возможностей.

Общественное сознание нужно не само по себе, а главным образом для изменения материальных общественных отношений. То есть общественное сознание реализуется посредством материальных общественных действий, материальной общественной деятельности.

Общественное сознание образуется на основе производственных отношений, взятых в единстве с производительным отношением к природе, как отражение этой основы, не зависящей от воли и сознания людей. Вместе с тем общественное сознание образуется ради воздействия на материальные отношения,ради воздействия на отношения, не зависящие от воли и сознания людей.

Как же может общественное сознание, знание воздействовать на то, что не зависит от общественного сознания, знания, на то, что материально? Как может идеальное воздействовать на материальное, если материальное есть то, что не зависит от идеального?

Идеальное, знание, сознание есть отражение существующих материальных возможностей изменения, преобразования процессов, предметов. Выбор из имеющихся возможностей осуществляется человеком в зависимости от его потребностей, желаний, стремлений и т. п. Возможность, выбранная для реализации, если эта возможность верно отражена, представляет собой ту или иную материальную возможность. Поэтому и процесс её реализации есть материальный процесс. Таким образом, сознание, знание не творят материальный мир из ничего, а лишь отражают различные материальные возможности изменения материального мира, имеющиеся в нём самом, и позволяют людям выбрать те или иные из этих материальных возможностей в соответствии в конечном счете опять-таки со своими материальными потребностями, материальными интересами.

Сознание, знание идеальны только как отражение материальной действительности. Именно благодаря способности отражения люди могут выбирать различные материальные возможности изменения материального мира в соответствии со своими материальными потребностями, материальными интересами. Роль сознания, знания заключается в том, что они создают возможность выбора материальных возможностей. Сами же по себе сознание, знание ничего не творят.

Итак, роль общественного сознания состоит главным образом в отражении материальных возможностей преобразования производственных отношений в их единстве с производительным отношением к природе. Такова роль общественного сознания, поскольку оно есть отражение с позиций человечества в целом, притом человечества, развивающегося прогрессивно.

Общественное сознание есть не только отражение материальных возможностей, имеющихся в производственных отношениях, взятых в их единстве с производительным отношением к природе, не просто отражение ради выбора из них тех или иных материальных возможностей для реализации.

Общественное сознание само порождается материальными потребностями, материальными интересами, а потому с самого начала отражение материальных возможностей воздействия на производственные отношения в их единстве с производительным отношением к природе определяется этими материальными потребностями, этими материальными интересами.

Поэтому обратное воздействие общественного сознания, если все материальные интересы едины, при прогрессивном развитии производственных отношений, взятых в единстве с производительным отношением к природе, заключается в том, что общественное сознание отражает материальные возможности главным образом под углом зрения прогрессивного преобразования производственных отношений в их единстве с производительным отношением к природе.

Обратное воздействие общественного сознания при наличии противоположных и противоречивых материальных интересов также по своей сути противоположно и противоречиво.

Обратное воздействие общественного сознания на производственные отношения в их единстве с производительным отношением к природе может быть (с точки зрения воздействия именно на производственные отношения) трояким: направленным либо на регресс последних, либо на их сохранение, консервацию, либо на их прогрессивное развитие.

Конечно, возможно и то или иное сочетание друг с другом этих воздействий. Какое из этих воздействий оказывает общественное сознание, зависит от того, с позиций каких материальных интересов и ради осуществления каких материальных процессов совершается отражение: либо с реакционных, либо с консервативных, либо с прогрессивных позиций.

Итак, во-первых, отражение в общественном сознании происходит под углом зрения материальных потребностей, материальных интересов; во-вторых, выбор из отраженных материальных возможностей тех, которые подлежат реализации, совершается ради удовлетворения материальных интересов, материальных потребностей.

Таково обратное воздействие общественного сознания вообще на производственные отношения, взятые в единстве с производительным отношением к природе. Однако, так как общественное сознание имеет различные формы, его обратное воздействие преломляется через специфику этих форм. В первой из перечисленных ранее форм общественное сознание влияет преимущественно через действия людей, во второй – преимущественно через чувства, в третьей – преимущественно через мысли.

Диалектика отношения форм общественного сознания и бытия.

Разные формы общественного сознания, будучи отражением производственных отношений в их единстве с производительным отношением к природе и обратно воздействуя на последние, занимают разное место по отношению друг к другу и к тому, что они отражают, а также взаимодействуют между собой.

Мы классифицировали формы общественного сознания прежде всего в зависимости от различия действий, чувств, мыслей. Общественное сознание есть отражение, познание общественного бытия. Поэтому можно классифицировать и место различных форм общественного сознания в соответствии с местом действий, чувств, мыслей в ходе процесса познания.

В процессе познания сначала главным образом совершаются действия с познаваемыми предметами, в процессе совершения действий формируются чувства, представления, живое созерцание; мышление же характерно для наиболее развитой стадии познания. Конечно, в знании человека действия, чувства, мысли всегда находятся в единстве, но все же на разных стадиях, ступенях познания их соотносительная роль, соотносительное значение различны.

Соответственно и все формы общественного сознания существуют в их единстве. Однако в общем и целом, первая группа форм общественного сознания (мораль, политика, право) наиболее тесно, близко связана с общественным бытием. Более опосредствована, в общем и целом, связь с общественным бытием второй группы форм общественного сознания (эстетическое сознание, религиозное сознание), и еще более опосредствована связь с общественным бытием третьей формы общественного сознания (философии).

Все формы общественного сознания взаимодействуют между собой. Чем больше непосредственно та или иная форма общественного сознания связана с общественным бытием, тем непосредственнее в ней отражаются изменения общественного бытия. И наоборот, чем удалённее форма общественного сознания от общественного бытия, тем более опосредствованно в ней отражается общественное бытие.

Чем ближе форма общественного сознания к общественному бытию, тем меньше – при прочих равных условиях – отражение в ней общественного бытия опосредствуется отражением общественного бытия в формах, более удалённых от общественного бытия. И наоборот. Поэтому чем ближе форма общественного сознания к общественному бытию, тем более непосредственно – при прочих равных условиях – изменения общественного бытия отражаются в ней, тем более непосредственно изменения этой формы следуют за изменениями общественного бытия. И наоборот.

В общем и целом, несмотря на взаимодействие форм общественного сознания, первая группа форм следует более непосредственно за изменениями общественного бытия, более непосредственно отражает эти изменения, чем вторая группа форм, а вторая группа форм более непосредственно отражает изменения общественного бытия, чем третья.

Вторая группа форм в своем изменении в большей мере, в общем и целом, опосредствуется первой группой форм, чем первая группа второй, а третья форма – в большей мере второй группой форм (а тем более первой), чем вторая (а тем более первая) – третьей.

Так, например, эстетическое сознание в своем изменении в большей мере, в общем и целом, опосредствуется моралью, чем мораль – эстетическим сознанием; а философия в своем изменении в большей мере, в общем и целом, опосредствуется моралью и эстетическим сознанием, чем мораль и эстетическое сознание – философией.

Изменения общественного бытия более непосредственно сказываются на морали, политике, праве, чем на эстетическом и религиозном сознании и тем более на философии.

Подобно тому как познание движется от практики через чувственное отражение к абстрактному мышлению (с тем, чтобы опять вернуться к практике: причем практика вместе с тем служит основой и критерием каждого шага познания) и при этом, как бы отлетая от действительности, все более углубляется в нее, вскрывает внутреннее, закономерное, сущность, подобно этому и всё более опосредствованные формы общественного сознания (кроме религии) дают всё более глубокое отражение сущности, закономерного в общественном бытии.

Философия– наиболее глубокая форма общественного сознания. Как всякая форма общественного сознания, она отражает общественное бытие, отражает в мышлении, в «чистом», абстрактном виде; такое отображение бытия возможно лишь через отношение к общественному сознанию, следовательно, философия необходимо есть и осознание сознания. Основным её содержанием служит, таким образом,отношение сознания и бытия.

Сведение различных форм общественного сознания друг к другу, недооценка специфики тех или иных форм общественного сознания не позволяют полностью использовать возможности обратного воздействия общественного сознания на общественное бытие. Например, недооценка специфики марксистско-ленинской философии как формы общественного сознания ведёт к недопониманию наиболее глубоких и перспективных возможностей сознательного воздействия на прогресс производственных отношений в их единстве с производительным отношением к природе.

Здесь целесообразно ещё раз кратко сказать об отношении форм общественного сознания и науки.

Познание, знание есть по своей сути главным образом отражение человеком преобразуемой природы. Если познаются общество, люди, то для науки они выступают по преимуществу в качестве объекта познания, как нечто объективное. Фактически способ отражения природы распространяется на общество, на людей. И это верно постольку, поскольку общество, люди есть продукт и часть природы. Сознание есть познание, знание различных людей в их единстве друг с другом как субъектов, есть познание, знание единства различных людей как субъектов.

Научное познание и знание есть познание и знание сущности, внутреннего, закономерного, то есть познание и знание внутреннего единства, а значит, познание и знание как система. Кроме того, наука есть социальное образование, а именно предмет занятий особой группы людей, занимающих своеобразное место в разделении труда.

Сознание может быть и ненаучным, и антинаучным, и научным. К антинаучному общественному сознанию относится религиозное сознание. Научное познание природы и социальных сил, сначала непознанных людьми, господствующих над людьми и враждебных людям, открывает действительные законы и закономерности, устраняет, рассеивает представление, переживание их в качестве непознаваемых, открывает людям путь к овладению ими.

Наука и религиозное сознание по сути своей, по своему назначению противоположны, исключают друг друга, религиозное сознание по своей сути антинаучно.

Первая и вторая группы форм общественного сознания, если их взять как таковые, как бы они ни изменялись, не могут стать сами по себе по преимуществу научным сознанием. Они всегда остаются по преимуществу ненаучным сознанием, а религия – антинаучным сознанием.

Поэтому при достижении общественным сознанием определенного уровня развития возникают, формируются, развиваются особые науки об этих формах общественного сознания, в общем и целом отличные от самих этих форм, в основном не сливающиеся с самими этими формами. Так образуются наука о морали, наука о политике, наука о праве, наука об эстетическом сознании. Осуществляется также научное рассмотрение религии.

Третья форма общественного сознания –философия– представляет собой с самого начала преломление содержания общественного сознания главным образом через мышление. А мышление есть отражение сущности, внутреннего, закономерного в чистом виде. В этом отношении философия с самого начала по своей сути была родственна с наукой. И по мере отделения форм общественного сознания друг от друга это родство всё более отчётливо обнаруживалось. Оказывалось, что подлинная философия, философия, соответствующая своей сути, есть научная философия, то есть такая форма общественного сознания, которая вместе с тем есть научное знание, то есть отражение в мыслях сущности, закономерного в отношении общественного сознания к общественному бытию.

Вместе с тем философия как форма общественного сознания не сводится к науке, а есть также идеология, то есть совокупность идей, необходимых для воздействия на мысли, чувства, действия людей в процессе их деятельности. Причём философия главным образом воздействует на мысли людей.

Общественное сознание обнаруживается в своих материальных носителях, материализуется при помощи материальных действий и материальных средств.

Необходимо различать материальные общественные отношения и идеальные общественные отношения, или точнее, сознательные общественные отношения.Материальные общественные отношения складываются, не проходя как целое через общественное сознание. Сознательные общественные отношения при своём возникновении, формировании и развитии проходят через общественное сознание. Кроме того, сознательные общественные отношения есть отношения людей как субъектов,как действующих, чувствующих, думающих общественных существ.

Для материальных же отношений характерна скорее непосредственно связь через посредство объектов. Само сознание по происхождению – продукт развития материального. Следовательно,сознание, так же как и познание, со стороны его возникновения, формирования, развития, изменения представляет собой особое свойство материи, то есть сознание (и познание) выступает со стороны его материальной обусловленности. Поскольку же сознание (и познание) существует как готовое, сформировавшееся и сохраняющееся, постольку оно – идеальное, противостоящее материи как отличное от неё.

При рассмотрении цели на прошлых лекциях можно было видеть, что цель образуется вполне только тогда, когда соответствующий процесс материального преобразования оформился, то есть цель сформировывается с формированием процесса труда, а не до формирования процесса труда. Вместе с тем, достигая своего апогея, цель исчезает в качестве цели. Действие в соответствии с вполне сформировавшейся целью есть простое повторение процесса труда. Сформировавшаяся цель позволяет точно воспроизвести уже сформировавшийся процесс труда.

Общественное сознание также возникает, формируется и развивается вместе с возникновением, формированием и развитием материальных общественных отношений.

Общественное сознание как знание, как сознание с точки зрения его противопоставления материи необходимо для того, чтобы воспроизводить материальные общественные отношения в качестве только объекта, то есть чего-то только независимого от людей, а значит, в том же самом виде. Поэтому все сознательные общественные отношения, именно как со-знательные,взятые в «чистом», абстрактном виде, в прямую противоположность материи, есть отношения, направленные на сохранение, воспроизведение имеющихся материальных общественных отношений. Общественное сознание в таком его виде отражает те возможности изменения, которые уже есть в самих материальных общественных отношениях.

В самих материальных общественных отношениях есть, имеется, уже существует что-то от прошлого, что-то от настоящего, что-то от будущего. Поэтому люди, в зависимости от своих материальных интересов, могут отражать, сознавать материальные общественные отношения с точки зрения прошлого, настоящего, будущего.

Поскольку же в соответствии с общественным сознанием совершается преобразование материальных общественных отношений, постольку это – материальный процесс.

Общественное сознание есть со-знание, и как общественное со-знание оно имеет своим содержанием единство людей в качестве субъектов, в качестве действующих, чувствующих, думающих.

Люди в качестве субъектов – активные «компоненты» материальных общественных отношений. Они не просто реализуют имеющиеся независимо от них возможности изменения материальных общественных отношений, сама их деятельность, осуществление ими себя в качестве субъектов есть одновременно процесс изменения материальных общественных отношений, то есть такое использование имеющихся объективных возможностей изменения, которое есть вместе с тем созидание возможностей изменения материальных общественных отношений.

Общественное со-знание по преимуществу служит для деятельности по изменению материальных общественных отношений и  входит в неё как момент.

Что дальше?

Деятельность людей, направляемая общественным сознанием, включает в себя помимо общественного сознания объединение, организацию людей как социальных субъектов, а также материальные средства осуществления этой деятельности. Все эти моменты образуют надстройку над общественными производственными отношениями, которые в свою очередь предстают как экономический базис, который в основном определяет надстройку, хотя надстройка, как можно видеть из сказанного выше, ни в коем случае не может быть сведена к экономическому базису.

Диалектику базиса и надстройки мы будем изучать на следующей лекции.

Литература

  1. Ф. Энгельс. Анти-Дюринг.
  2. В.И. Ленин. О задачах пролетариата в данной революции.
  3. В.И. Ленин. Памяти графа Гейдена.
  4. В.И. Ленин. Задачи союзов молодёжи..
  5. И.В. Сталин. О диалектическом и историческом материализме.
  6. И.В. Сталин . Об основах ленинизма
  7. В.А. Вазюлин. Логика истории. Вопросы теории и методологии.
  8. Лекция первая. «Устарел ли марксизм? (Часть I)»
  9. Лекция вторая. «Зачем коммунистам нужна диалектика?»
  10. Лекция третья. «Диалектическое познание общества. Начало: простейшее отношение общества».
  11. Лекция четвёртая. «Переход от простейшего отношения общества к сущности общества. Диалектика труда».
  12. Лекция пятая. «Сущность общества. Общественный способ производства».
  13. Лекция шестая. Явление и действительность общества. Общественное сознание (Часть I).
Все лекции