Скрыть >>

Лекция 04. Переход от простейшего отношения к сущности общества. Диалектика труда

На прошлой лекции мы показали что:

Взаимодействие человека с окружающей средой для поддержания собственной жизни, и взаимодействие людей друг с другом для продолжения своего биологического вида есть, так или иначе, процесс потребления. И именно этот процесс есть простейшее отношение человеческого общества.

Человек тем революционно и отличается от других живых существ, что он не занят всю свою жизнь поиском и добычей готовых предметов потребления из природной «кладовой», а преобразует природу, производя предметы своего потребления.

Создание человеком предметов потребления ради потребления есть производство.

Обеспечение предметами потребления у человека оказывается созиданием этих предметов ради нужд потребляющего, т. е. образование предметов потребления есть в данном случае их созидание, производство. Следовательно, имеется внутреннее единство потребления не только с материалом, предметами потребления, но и с процессами, образования предметов потребления.

Производство есть определенное взаимодействие человека и природы. Следовательно, не только человек воздействует на природу, но и природа воздействует на человека.

Поэтому специальное рассмотрение взаимодействия человека и природы мы начнем в этой нашей лекции со стороны воздействия человека на природу. Взаимодействие же человека и природы со стороны участия в нем человека есть труд.

Диалектика труда

Диалектическое понимание человеческого труда снова потребует от нас обращения к диалектической спирали, объектом которой будет выступать уже человеческий труд.

Как мы уже показали на прошлой лекции, процесс труда предполагает, прежде всего, биологическую потребность в предмете потребления, создаваемом в процессе труда. Таким образом, труд (как человеческое отношение к природе) порождается другим отношением – процессом потребления. Следовательно, труд – объект более сложной логической природы, чем процесс потребления. И рассмотрение этого объекта мы продолжим теперь со стадии анализа.

Анализ: Структура человеческого труда.

На стадии анализа мы рассмотрим труд как логический объект, как труд вообще.

Читателю не следует пугаться появления в наших лекциях таких философских категорий, как «логический объект», как «труд вообще». На прошлой лекции, говоря о процессе потребления, мы на самом деле уже рассматривали этот процесс как логический объект, как потребление вообще. Выделяя при этом те стороны процесса потребления, которые свойственны не какому-то отдельному способу потребления (например, потреблению котом сметаны), а потреблению вообще.

Труд вообще включает следующие компоненты:

человек как субъект труда,

предмет труда (например, семена пшеницы, земля),

средства труда (например, мотыга, соха, серп),

результат, или продукт, труда (например, собранный урожай пшеничного зерна).

Эти компоненты и есть те простейшие отношения, диалектическое взаимодействие которых образует труд.

Компоненты труда

Рассмотрев компоненты труда, как его простейшие отношения, мы переходим к этапу синтеза. На этом этапе мы рассмотрим внутренние взаимосвязи компонентов труда, их взаимосвязи с человеческими потребностями, чтобы выделить внутренние противоречия труда, как источник его развития.

Синтез

Труд и его цель.

Труд осуществляется в определенной форме, определенным способом. Этот способ есть способ труда. Человек должен так привести в движение свои органы тела, использовать такие средства (например, столярные инструменты) и такой предмет труда (например, кусок дерева), чтобы получить требуемый, заранее известный результат (например, табурет).

«В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении человека, т. е. идеально. Человек не только изменяет форму того, что дано природой; в том, что дано природой, он осуществляет вместе с тем и свою сознательную цель, которая как закон определяет способ и характер его действия и которой он должен подчинять свою волю»

(К. Маркс, Капитал).

Цель труда выступает как предвосхищение результата труда. Но поскольку мы говорим о труде, как о взаимодействии его компонентов, то цель не только предшествует процессу труда и не только как закон определяет способ и характер труда, но она сама зависит от процесса труда, от остальных его компонентов. Более того, с диалектико-материалистической позиции именно процесс труда в конечном счете играет определяющую роль по отношению к цели, а не цель, не идеальное образование по отношению к процессу труда.

Цель, будучи предвосхищением результата данного процесса труда, и определяя как закон его способ и характер, сама возникает и формируется именно в процессе формирования ранее совершавшихся процессов труда и может быть поставлена именно в (осознаваемой или неосознаваемой) связи с ними.

Цель есть, прежде всего, предвосхищение, представление предмета, который может удовлетворить биологическую потребность, до того, как эта потребность удовлетворена или начала удовлетворяться.

Цель не существует вне связи с потребностью. Без потребности не может быть цели. Но потребность еще не есть цель. Цель необходимо предполагает соотнесение потребности с результатом труда, но не только с ним, а также с предметом, средством и способом труда. Цели как действительной цели нет вне этого единства.

Например, постоянная потребность человека в пище уже в каменном веке удовлетворялась поеданием лепёшек, приготовленных на огне из пшеничной муки самого грубого помола. Здесь целью труда и было стремление изготовить эти самые лепёшки, которые в итоге и становились результатом труда.

Средства труда – то, при помощи чего человек воздействует на что-то другое определенным способом для достижения цели, создания предмета, способного удовлетворить потребности. Средство труда вне этого единства представляет собой просто предмет природы (а если он воздействует на другой предмет, то такое воздействие есть природное воздействие одного природного предмета на другой природный предмет).

Например, средствами (орудиями) труда, созданными человеком еще в первобытно-общинную эпоху были: каменная мотыга, деревянная соха, каменная зернотёрка, каменный топор и копьё с каменным наконечником и костёр (очаг, печь), на котором готовилась пища, и у которого грелись люди.

Предмет труда– то,на что происходит воздействие при помощи средства труда определенным способом для достижения результата труда, создания предмета, способного удовлетворить потребности. Вне этого единства предмет труда оказывается просто предметом природы.

Например, уже при первобытно-общинном строе предметами труда были: земля, семена злаков.

Способ труда– то,как,происходит воздействие при помощи средств труда на предмет труда для достижения результата, осуществления цели, создания предмета, способного удовлетворить потребность.

Результат труда как именно результат –то, что создается трудом при помощи воздействия средств труда на предмет труда для осуществления цели, образования предмета, способного удовлетворить потребность.

Труд и его цель

Труд, цель и человеческие потребности.

Что касается потребности и труда, то потребность без труда существует, а вот труд без потребности существовать не может, ибо, в конечном счёте, труд существует для создания предметов, способных удовлетворить потребности. Цель, средства труда, предмет труда, способ труда, результат труда друг без друга не существуют именно как таковые. Но они не только не существуют друг без друга, но и порождают друг друга. Изменение какого-либо из этих моментов приводит, в конечном счёте, к соответствующему изменению других моментов – изменению, преломленному, разумеется, через их специфику.

Труд невозможен без потребности, но потребность есть нечто внешнее по отношению к внутренним моментам труда. Потребность, лишь превращаясь в цель, становится внутренним моментом труда. Потребность предшествует труду. Труд вызывается к жизни прежде всего жизненно необходимыми потребностями. Результаты труда должны быть прежде всего предметами, способными удовлетворить именно такие потребности. Цикл, в начале которого стоят жизненно необходимые потребности человека, реализуется трудом и завершается потреблением продуктов.

Цикл потребности

Для полного возобновления этого цикла в том же самом виде необходимо, чтобы удовлетворение жизненно необходимой потребности при помощи продукта труда было вместе с тем возобновлением  в том же самом виде и потребности, и средства, и предмета, и способа труда.

Но сам этот цикл своим собственным совершением возобновляет лишь жизненно необходимую потребность (потребление живым существом предмета, удовлетворяющего его необходимую жизненную потребность, есть поддержание жизни и, следовательно, возобновление этой потребности).

Остальные же моменты цикла самим совершением этого цикла не воспроизводятся. Между тем самовозобновление жизненно необходимых потребностей, необходимость поддержания жизни индивида и рода,требует возобновления, повторения процесса труда.

Поясним сказанное на примере. Утоление голода съеденной лепёшкой позволяет человеку жить дальше. Но со временем у этого живого человека возникает необходимость повторного приёма пищи. То есть, утолив голод, человек через время опять ощущает нужду в пище, то есть воспроизводит ту же потребность. Но сам по себе процесс поедания лепёшки никак не создаёт новой лепёшки, зато через время требует изготовления новой лепёшки.

Именно при переходе к рассмотрению возобновления, повторения процесса труда он (труд) выступает как целый цикл по отношению к другому циклу – циклу удовлетворения жизненно необходимых человеческих потребностей при помощи продуктов этого труда.

Что же диктует необходимость повторения, возобновления процесса труда? — Жизненно необходимая потребность. Из всех моментов рассмотренного цикла именно жизненно необходимая потребность возобновляется вместе с возобновлением жизни, возобновляется самим процессом потребления. Необходимость удовлетворения тех же самых самовозобновляющихся жизненно необходимых потребностей и вызывает повторяемость, возобновление процесса труда.

Простое дальнейшее повторение этого одного и того же процесса труда, дающего один и тот же вид продукта в одном и том же количестве, ведет к совершенствованию этого процесса труда.

Человеческие потребности и развитие труда.

Как, в каких направлениях шло, и будет дальше идти совершенствование процесса труда?

Один и тот же природный материал, используемый для средств и предметов труда, никогда не может быть совершенно однороден, его свойства колеблются в тех или иных границах. Поэтому уже необходимость в постоянном повторении одного и того же процесса труда ведёт к поиску возможно более однородного природного материала для средств и предметов труда. Поскольку средства труда служат для обработки не одного, а многих предметов труда, постольку их форма, материал более устойчивы, чем форма, материал предметов труда.

Следовательно, во-первых, происходит выделение устойчивых свойств природного материала данного рода для средств труда и устойчивых свойств материалов данного рода для предметов труда. Во-вторых, прежде всего средства труда приобретают устойчивую, универсальную форму, всё более превращаясь в искусственно созданные средства труда. Это приводит к тому, что это искусственно созданное средство для повторяющегося труда получает устойчиво повторяющуюся форму (именно поэтому, например, все топоры выглядят одинаково).

Приобретение средством труда универсальной формы для обработки данного рода предметов труда, а значит, изменение не только по функции, но и по форме, есть зрелость данного процесса труда. Например, плотницкий труд обрёл свою зрелость, когда стальной топор получил свою нынешнюю форму.

Полностью зрелость данного процесса труда завершается тогда, когда,

во-первых,применение средства труда, универсального для данного повторяющегося процесса труда, приводит к окончательному закреплению умений, навыков использования универсального средства труда для создания строго устойчивого, повторяющегося продукта труда из изменчивых предметов труда данного рода;

во-вторых, когда знания об универсальном, общем для данного процесса труда фиксируютсяв устойчивой форме (например, в виде описания технологического процесса);

в-третьих, тогда, когда предмет труда данного рода предварительно обрабатывается для придания ему однородности, устойчивости, меньшей изменчивости в качестве предмета труда (например, когда земля, перед тем как посеять в неё семена злаков, предварительно разрыхляется с применением для этого мотыги или сохи).

Таким образом, повторение, возобновление, одного и того же процесса труда ведет к его созреванию, вызываемому самим его возобновлением. В свою очередь, возобновление процесса труда вызывается необходимостью удовлетворять самовозобновляющиеся жизненно необходимые потребности.

Разделение труда.

Созревание же процесса труда по своей сути, как следует из сказанного выше, есть вместе с тем его расчленение.

Для потребления данных природой в готовом виде предметов потребления их надо достать, найти, собрать и т. п., вообще добыть.Для получения предметов потребления при помощи данных природой в готовом виде средств труда надо добыть и средства труда, и предметы труда. Добыча материала для средств и предметов труда сохраняется и в зрелом процессе труда.

Например, для изготовления каменных орудий годился не любой камень, а только тот, который, во-первых, поддавался обработке, во-вторых, долго служил. Таким камнем был кремний. Но кремний надо было сначала добыть.

Помимо добычи в труде выделяются обработка, создание средств труда и создание предметов потребления при помощи созданных средств труда. При вполне зрелом процессе груда имеет место также предварительная обработка предмета труда для придания ему однородности,  вообще нужных свойств.

При повторении, возобновлении процесса труда он (труд) сталкивается со смертностью каждого отдельного человека, в связи с этим возникает необходимость – для постоянства повторения, возобновления труда – передачи сведений, умений, навыков новым индивидам, подключающимся к труду.

Применительно к современной промышленности это разделение на добывающую и обрабатывающую промышленность, производство средств производства, производство предметов потребления, подготовку кадров.

Источники развития труда.

Отмеченное многообразие видов труда (процессы труда по созданию предметов потребления, средств и предметов труда, человека труда) есть многообразие зрелого труда.

В незрелом, возникающем труде нет этого многообразия, а есть довольно простой процесс создания предметов потребления человеком, который может участвовать в труде без особой подготовки.

Созревание процесса труда есть преобразование соответственно процессу труда всех его компонентов, в том числе и человека. В зрелом процессе труда труд «отпечатывается» в человеке не только функционально, но и морфологически, и в этом отношении образуется, так сказать, телесная трудовая потребность, т. е. потребность в труде здорового человеческого организма.

Созревание труда.

Пока труд не созрел, он служит главным образом средством для удовлетворения внешних по отношению к нему телесных потребностей. Таким образом, удовлетворение телесных потребностей и есть источник  созревания труда. Этот источник возобновления, повторения труда лежит вне самого труда, есть внешний по отношению к самому труду источник движения труда.Это источник не только повторения, но и расширения, развития труда, производства.

Но, во-первых, это источник расширения во вполне определенных пределах: он диктует развитие труда до тех пор, пока индивиды не смогут обеспечить себя, в конечном счете, таким количеством предметов потребления, которое необходимо для максимального удовлетворения биологических потребностей (такой природный максимум есть у каждой телесной потребности). По достижении указанного максимума он превращается в источник повторения производства в том же самом объеме (естественно, при неизменной численности населения).Развитие труда по достижении упомянутого максимума будет диктоваться уже ростом численности населения.

Во-вторых, по своей сути этот источник необходимо предполагает количественное расширение труда (вплоть до достижения упомянутого максимума), но не предполагает с необходимостью качественного изменения труда. Качественное изменение труда вызывается этим источником негативно, а не позитивно. А именно, если для удовлетворения биологических потребностей количественного изменения труда недостаточно, если количественное изменение труда сталкивается с внешними пределами (например, недостаточностью природного материала для данного рода предметов труда), тогда (и только тогда) происходит качественное изменение.

Центр тяжести при таком источнике движения труда лежит в количественном изменении труда, а качественное изменение занимает подчиненное положение.

Пример: созревание земледелия.

Созревание труда полезно проиллюстрировать на примере истории земледелия. К этой истории мы будем всё время обращаться в дальнейших лекциях нашего курса. А пока рассмотрим созревание земледелия с того времени, когда мотыжное земледелие сменилось пашенным земледелием. Вместо рыхления мотыгой, земля перед севом теперь вспахивалась сохой с использованием тягловой силы сначала парнокопытных, а потом и лошадей. Произошёл этот качественный переход ещё в конце каменного века. И с тех пор вплоть до начала ХХ века земледелие развивалось в основном количественно (через расширение площади пахотных земель).

Однако к концу XIX века площадь пахотных земель в Европе достигла своего предела, и собираемый на этих землях урожай зерновых уже не мог обеспечить растущее население. Таким образом, биологическая потребность в пище стала требовать качественного изменения земледелия. Переход к широкому применению машин в сельском хозяйстве в начале ХХ века и стал таким качественным изменением земледелия.

Развитие зрелого труда.

Когда же труд созревает и, следовательно, человек труда изменяется не только функционально, но и морфологически,соответственно процессу труда, тогда, по нашему мнению, образуется потребность нормального, здорового человеческого организма в совершении самого процесса труда. Строение организма определяет возможности его функционирования и обусловливает потребность в реализации этих возможностей. Поскольку строение организма человека, и, прежде всего его рук и мозга, специфично по сравнению со строением организма животных, постольку существует природная потребность в реализации этих специфических возможностей.

Однако тут мы имеем дело не с чисто природной (биологической) потребностью, а с потребностью, образующей внутренний момент социального, момент, не существующий вне внутреннего единства с социальным, однако и не сводимый полностью к социальному.

Поясним эту мысль. Известно, что человеческий индивид, попавший в животную среду в раннем возрасте, остается на уровне животного развития, у него не реализуются возможности, вытекающие из специфики строения человеческого организма. Специфически человеческие потребности, в том числе и потребность в труде, при этом не сформировываются. Следовательно, потребность в труде не есть сугубо биологическая потребность, а складывается и развивается только внутри человеческого общества. Вместе с тем самые высокоразвитые животные при совершеннейшем обучении и воспитании не могут сравниться с людьми по своему развитию. Это свидетельствует о том, что способность человека к труду и его потребность в труде имеют, между прочим,также биологическую природную основу.

Потребность в труде – поскольку благодаря ей реализуются возможности, обусловленные специфическим строением организма человека, – имеет «телесную, природную сторону». Эта потребность есть потребность в специфически человеческом функционировании организма человека, или, иначе говоря, потребность в реализации специфически человеческих природных задатков.

Все рассматривавшиеся ранее жизненно необходимые потребности внешни труду. Здесь существенно лишь удовлетворение таких потребностей, и оно может быть достигнуто и трудом и добычей предметов потребления, данных в готовом виде природой.

Напротив, реализация специфически человеческих природных задатков может быть осуществлена лишь в труде и никак иначе. Потребность в специфически человеческом функционировании организма человека, главным образом рук и мозга, есть потребность организма человека, внутренне единая с самим трудом – она не существует и не реализуется вне труда.

С другой стороны, история знает массу примеров, когда в процессе труда разрушаются или уродуются специфически человеческие природные задатки. И если в процессе труда уродуются, разрушаются природные задатки человека, то такой труд никак не может быть потребностью.

Труд становится потребностью, если он реализует, совершенствует, развивает природные задатки человека. Такой труд, с одной стороны, есть труд ради совершенствования, развития специфически человеческих природных задатков, с другой стороны и вместе с тем, этот труд есть реализация потребности в труде.

Можем ли мы сегодня назвать примеры того, когда конкретный труд является потребностью конкретных людей? – Конечно, это творческий труд художника, учёного, конструктора и т.п. Вот только доля людей, что сегодня испытывают потребность в своём труде, ничтожно мала.

Но если предметом потребности служит сам труд и удовлетворение потребности в труде есть процесс труда, то такой труд оказывается самоцелью, трудом ради труда. (Предваряя последующее изложение, заметим, что труд ради труда – это вместе с тем превращение труда в нечто иное.)

Итак, если труд реализует, совершенствует, развивает специфически человеческие природные задатки, если труд совершается ради реализации, совершенствования этих задатков, то такой труд есть вместе с тем труд ради труда. Человек не чужд такому труду, а внутренне един с ним, такой труд – это не чуждый человеку труд, а его собственный труд, труд как «органическая» для него жизнедеятельность. Труд, который есть потребность, не служит просто средством для человека, а представляет собой его собственную жизнедеятельность особого рода.

Доминирование труда как средства характерно для возникающего и формирующегося труда, труд как потребность при этом необходимо существует, но в качестве подчиненного момента.

В исторически сформировавшемся труде доминирует труд как потребность, труд как средство остается, но низводится на роль подчиненного момента, необходимого условия.

Потребность в труде – это потребность в возобновлении труда. Количественное изменение (количественная сторона труда, количество предметов потребления) остается необходимым условием, но перестает быть главным в труде. Сначала на первый план выходит качество предметов потребления, а затем (или одновременно) качество самого труда.

Труд ради удовлетворения жизненно необходимых, телесных потребностей и труд ради удовлетворения потребности в труде, с одной стороны, в общем и целом не существуют друг без друга. А с другой стороны, цели того и другого труда внешни друг другу, полное совпадение того и другого труда может быть, а может и не быть. Из сути того и другого труда не вытекает необходимость их полного совпадения.

Таким образом, труд как средство поддержания биологического существования и труд как потребность и едины, и противоречат друг другу. Противоречие между ними имеет место и тогда, когда доминирует труд ради поддержания биологического существования, и тогда, когда доминирует труд ради потребности в труде, хотя в том и другом случаях имеются качественно различные стадии противоречия.

Если труд совершается ради удовлетворения жизненно необходимых потребностей, то качество продуктов труда и качество самого труда по преимуществу определяются данными биологическими потребностями. В этом случае развитие труда и его продуктов выступает в виде изменения количества предметов потребления, а на первом плане в развитии труда стоит достижение максимума удовлетворения, количественного насыщения необходимых биологических потребностей (следовательно, потребностей, по своей сути не изменяющихся, пока существенно не изменяется человек как представитель определенного биологического рода). Качественное изменение труда и его продуктов хотя и происходит, но как подчиненное количественному изменению.

Если же труд совершается ради потребности в труде, то труд как средство для удовлетворения телесных потребностей остается необходимостью, хотя и подчиненной труду ради потребности в труде. На первый план в развитии труда выдвигается качество труда, его качественное изменение, а количество труда оказывается подчиненным моментом.

Развитие качества труда.

Почему потребность в труде, в отличие от отношения к труду как средству для удовлетворения биологических потребностей, связана преимущественно с качеством труда, а не с количеством?

Потребность в труде имеет своим предметом потребления труд. Потребление как реализация потребности в труде есть главным образом сам процесс труда, а не его результат. Труд из-за потребности в труде уже есть не только средство, но и самоцель, а вместе с тем процесс, совершающийся ради реализации трудовых качеств человека. Но при постоянном использовании трудовые качества человека совершенствуются, развиваются. Следовательно, труд ради потребности в труде становится трудом ради развития трудовых качеств человека.

Потребность в труде, во-первых, зависит от организма человека, а во-вторых, от самого процесса труда. Что касается первого, то труд должен соответствовать возможностям организма, то есть не быть чрезмерно утомительным, он должен также активизировать все органы и системы человека, способные участвовать в труде, быть разнообразным, по своим природным качествам человек должен быть способен к успешному выполнению этих процессов труда без чрезмерного напряжения сил своего организма. Развитие потребности в труде со стороны возможностей организма имеет свои биологические, телесные пределы.

Что же касается второго, то развитие потребности в труде происходит путем развития, совершенствования процесса труда; сам процесс труда не ставит пределов своему развитию. Развитие процесса труда может происходить путем совершенствования существующего процесса труда и путем перехода к иному (более развитому) процессу груда.

Совершенствование уже существующего процесса груда и переход к иному, новому процессу труда с точки зрения роли человека есть творчество, такой труд есть творческий труд. Совершенство есть красота. Творчество по своей сути – совершенствование. По нашему мнению,всякий творческий труд есть труд по законам красоты. Главными, наиболее характерными чертами труда, совершающегося ради потребности в труде, есть творчество по законам красоты. Мера труда, его разнообразие есть необходимые, но не главные черты труда ради потребности в труде.

Есть ли предел качественному изменению процесса труда?

Этот предел, во-первых, ставится биологическими возможностями индивида, продолжительностью его трудовой жизни, а также продолжением жизни рода. Во-вторых, пределом служит ограниченность тех или иных природных материалов. Как тот, так и другой предел может преодолеваться (т. е. они не абсолютны, а относительны). Они являются, хотя и в разной степени и по-разному,внешними пределамип роцесса труда.

А ставит ли процесс труда внутренний предел своему развитию? (Внутренний предел процесса – такой предел, который ставит сам процесс своим собственным совершением.)

Мы уже говорили, что в зрелом процессе труда все компоненты труда созданы самим трудом, а не даны природой в готовом виде (например, охота в первобытную эпоху). В зрелом труде и человек труда, и средство труда, и предмет труда есть сами результат, продукт труда. Следовательно, и человек труда, и средство труда, и предмет труда по мере развития труда приобретают все большую зависимость от прошлого труда, от накопленного труда и относительную независимость от совершающегося труда.

Пока компоненты труда даны в основном природой в готовом виде, совершающийся труд в основном зависит от природы. Когда компоненты труда сами в основном есть продукты труда, тогда совершающийся труд по преимуществу зависит от уже накопленного, от прошлого труда. И каждое новое поколение должно считаться с накопленным до него трудом, с имевшимся до него производством, как с чем-то не зависящим от его воли и желаний, с чем-то таким, что оно должно принять ради удовлетворения телесных потребностей и продолжения рода.

В зрелом процессе труда, поскольку все его компоненты созданы трудом, зависимость совершающегося труда от прошлого труда устойчива, фиксирована в компонентах совершающегося труда.Но зависимость совершающегося труда от труда совершившегося означает тем самым также невозможность для поколения, совершающего труд, совершать его по произволу. То есть имеется определенная независимость совершающегося труда от воли и желаний людей, совершающих этот труд. Таким образом, с созреванием труда созревает и объективная закономерность развития труда, отличная от природных объективных закономерностей (хотя и единая с природными закономерностями, включающая их в качестве своего момента и в качестве своего условия).

Зрелость процесса труда означает установление,созревание внутренней связи компонентов труда: в незрелом процессе труда объединяются компоненты, данные природой в готовом виде, в зрелом же процессе труда объединяются компоненты, созданные самим (прошлым) трудом. Одновременно зрелость труда есть установление созданной самим трудом относительной самостоятельности, обособленности компонентов труда в рамках их внутренней связи: в самом деле, процессы подготовки человека труда, создания средств и предметов труда по мере развития труда становятся все более сложными и зависящими каждый от своей относительно самостоятельной истории.

Такое обособление в рамках внутренней связи одновременно и способствует развитию труда, и препятствует его развитию. Но все же труд в общем и целом имеет возможность прогрессивно развиваться до тех пор, пока самостоятельность компонентов труда остается относительной и подчиненной их внутренней связи.

Труд поставит внутренний предел своему развитию, если внутренняя связь компонентов труда вследствие роста обособленности его компонентов будет разорвана. Нельзя закрывать глаза на то, что тенденции, ведущие к этому, имеются.

Например, сложные технологические процессы сегодня управляются автоматически с использованием компьютеров. Создание программ, управляющих этими процессами, требует от их разработчиков тесного взаимодействия с технологами и другими специалистами, знающими предметную область. Однако сплошь и рядом из-за узости специализации разработчиков программ и технологов они не находят общего языка. В результате созданные программы управляют технологическими процессами неадекватно, что зачастую имеет катастрофические последствия.

Необходимы специальные усилия человечества, направленные на нейтрализацию указанных тенденций. По мере развития труда все более растут могучие преобразующие силы человечества. Но вместе с тем растет и независимость производства от человечества: зависимость производства от человечества становится все более опосредствованной, расчлененной, сложной, человек все более вытесняется из непосредственного процесса производства.

Следовательно, развитие труда имеет и тенденцию саморазрушения труда его собственным развитием.

Процесс труда, если он просто повторяется, остается главным образом тем же самым, неизменным, или изменяется количественно. Вместе с тем простое повторение труда заключает в себе, хотя и подчиненные, моменты качественного изменения. Единство количественного и качественного изменения исходного качества есть мера изменения. В мере изменения господствующую роль играет качественное изменение (в единстве с количественным).

Качественное изменение уже возникшего процесса труда мы уже отмечали. Коротко говоря, оно состоит в том, что в возникшем процессе труда средства труда преобразуются из просто данных извне в созданные самим трудом. То же самое происходит и со всеми остальными компонентами труда.

Ещё раз о взаимодействии потребностей и труда.

Возобновление труда в конце концов приводит к преобразованию соответственно совершающемуся труду и самого человека, и природных условий. Человек и природные условия, в той степени, в какой они преобразуются в труде, становятся продуктами труда, т. е. искусственно созданными. В этом отношении, поскольку развивается труд, постольку изменяются и будут изменяться человек и окружающие его условия (сфера «окружения» все больше расширяется и углубляется).

Что касается биологических потребностей человека, то, когда мы вели речь о простейшем отношении общества, они выступали как зависящие главным образом от биологии человека, от строения его организма, следовательно, как неизменные (при предположении, что биологический род homo sapiens существенно не изменился, не изменяется и не изменится).

После рассмотрения процесса труда становится необходимым фиксировать то обстоятельство, что под воздействием труда биологические потребности (при предположении неизменности биологии человека) не изменяются, поскольку они зависят от биологии человека, а поскольку они зависят от труда – изменяются с возникновением и дальнейшим развитием труда.

С точки зрения биологии человека существенно, чтобы предметы потребления и само потребление поддерживали биологическое существование – в идеальном случае оптимально.

С точки зрения воздействия труда на телесные потребности последние могут удовлетворяться бесконечно разнообразными предметами потребления, создаваемыми трудом. Следовательно, изменение биологических потребностей и потребления может, как прогрессировать, так и регрессировать соответственно прогрессу и регрессу труда. Следовательно, границы потребления как процесса удовлетворения биологических потребностей устанавливаются развитием труда, общества, а не биологией человека.

При этом биологический аспект такого потребления (потребления для поддержания биологического существования – в идеальном случае в пределах оптимума) и трудовой, социальный, его аспект есть хотя и связанные, но все же разные аспекты и могут, как гармонировать, так и выступать в качестве противоположностей и даже противоречить друг другу.

Рассмотрим только два примера таких противоречий.

Первый пример. Известно, что патологическое ожирение стало сегодня глубокой социальной проблемой развитых капиталистических стран не только из-за чрезмерного потребления пищи, перенасыщенной углеводами, но и из-за переедания вообще. С другой стороны, голод уносит сегодня миллионы и миллионы жизней в странах третьего мира. При этом общего произведённого объёма излишков пищевых продуктов, ведущих к ожирению американцев и европейцев, вполне хватило бы, чтобы прокормить всё голодающее население Земли сверх биологического минимума.

Второй пример. Известно, что развитие транспорта в идеале улучшает жизнь человека. Однако в крупных городах Запада (да и в Москве), где количество легковых автомобилей измеряется миллионами, транспортные пробки и загазованность воздуха стали невыносимыми для жителей этих мегаполисов.

Чтобы разрешить эти противоречия необходимо прежде найти причину их возникновения, то есть постичь их внутреннюю природу.

Вопрос:можно ли познать внутреннюю природу этих противоречий, рассматривая только взаимосвязь труда и биологических потребностей? Как мы увидим дальше, попытки не только объяснения этих противоречий, но и путей их разрешения путём применения исключительно управленческих средств, предпринимались и предпринимаются постоянно. Но уже из материала первой нашей лекции «Устарел ли марксизм?» следует, что все эти попытки столь же плодотворны, как и попытки создания вечного двигателя.

Коммунизм и зрелость труда революционеров.

«…однажды, в Горках, лаская чьих-то детей, Ильич сказал:

— Вот эти будут жить уже лучше нас; многое из того, чем жили мы, они не испытают. Их жизнь будет менее жестокой.

И, глядя в даль, на холмы, где крепко осела деревня, он добавил раздумчиво:

— А всё-таки я не завидую им. Нашему поколению удалось выполнить работу, изумительную по своей исторической значительности. Вынужденная условиями, жестокость нашей жизни будет понята и оправдана. Всё будет понято, всё!»

(М. Горький. «В.И. Ленин»).

Деятельность всякого революционера – тоже труд. И как всякий труд, этот труд с годами становится сложнее. Но что такое зрелость труда революционера? – Этот вопрос многим «революционным практикам» покажется совершенно праздным, если не вздорным. А вот мы утверждаем, что основная причина поражения социализма в СССР состоит в том, что в 50-е годы ХХ века труд революционеров не успел ещё развиться до стадии зрелого труда. И революционная пролетарская партия в России до сих пор не создана только потому, что вместо зрелого революционного труда сегодня процветает мартышкин труд «революционных практиков» и вульгарных марксистов.

Уроки разрушений.

«Исторически профессиональная инженерная наука сформировалась в ответ на угрозы общественной безопасности. Хотя безопасность современных мостов воспринимается как данность, в шестидесятых годах XIX века в Америке ежегодно рушилось более 25 мостов. Рухнувшие мосты и их жертвы привели к формированию строгого инженерного подхода к проектированию мостов и их строительству.»

(С. Макконнелл. «Профессиональная разработка программного обеспечения»).

Заметим, что к шестидесятым годам XIX века теоретический фундамент для расчёта неразрушаемых конструкций уже был создан, но основная масса инженеров-строителей и проектировщиков не была с ним знакома, так как просто не знала теоретической механики и теории сопротивления материалов.

В.И. Ленин не уставал подчёркивать, что большевики тем и отличаются от небольшевиков, что большевики всегда руководствуются марксистской диалектикой. И.В. Сталин не уставал подчёркивать, что незнание теории губительно для коммунистов.

Поражение Социализма в СССР стало трагическим доказательством правоты большевистских вождей.

В.И. Ленин и И.В. Сталин всю свою жизнь учились Коммунизму и поэтому воспринимали мир и все общественные процессы только диалектически. Однако марксизм – наука чрезвычайно глубокая по содержанию (несравненно глубже инженерных, да и других частных наук), и поэтому требует как систематической учёбы, так и революционной практики. Из современников В.И. Ленина и И.В. Сталина постичь марксизм (по первоисточникам) как революционный метод смогли лишь единицы – хорошие учебники стали появляться только в 30-е годы, но всегда ощущалась острая нехватка преподавателей-марксистов. Работа по развитию марксистского образования началась ещё в конце XIX века, а после 1917 года развитие марксистского образования стало государственной политикой. Однако массовая гибель в Великую отечественную войну самых образованных коммунистов, безвременная смерть А.С. Щербакова, М.И. Калинина, А.А. Жданова, а затем и И.В. Сталина оставили КПСС без ядра твердокаменных марксистов. К руководству партией пришли люди, не владевшие марксисткой диалектикой (Маленков, Хрущёв, Микоян, Суслов, затем Брежнев, Косыгин), что и стало причиной ползучей контрреволюции.

Уроки поражения Социализма в СССР должны привести коммунистов к формированию научного подхода к революционной работе. Среди нас сегодня нет лидеров масштаба В.И. Ленина и И.В. Сталина. Но они были первопроходцами — зато мы уже имеем пред глазами весь их революционный опыт. Следовательно, первоочередной задачей становится развёртывание коммунистической учёбы. Такой учёбы, которая сделает наш труд зрелым трудом, когда каждый революционер будет воспринимать мир и все общественные процессы только диалектически и диалектически будет этот мир преобразовывать. При Коммунизме так мыслить и действовать будет каждый, но чтобы это произошло, коммунистическую учёбу надо развёртывать, не откладывая, сегодня, сейчас же.

И если через пару лет в нашей коммунистической партии будет хотя бы десяток зрелых революционеров, то через десять лет их будет уже тысячи, и тогда Социализм уже никто не разрушит, и Коммунизм победит окончательно. И тогда наши дети, скажут про нас, что «нам удалось выполнить работу, изумительную по своей исторической значительности…»

Две диалектические спирали.

В процессе диалектического познания общества мы перешли от простейшего отношения человеческого общества к диалектическому познанию труда.

Диалектика труда.

Цель.

Как мы говорили на прошлых лекциях,цель нашего исследования труда – дальнейшее продвижение в диалектическом познании общества. Однако – как мы увидели в предыдущем разделе – изучение диалектики труда уже само по себе может приблизить достижение главной цели коммунистов – построения коммунистического общества.

Созерцание.

Этот этап исследования труда прошёл для нас как будто незаметно. На самом деле этот этап мы всё же проходили на прошлой лекции, когда задавались вопросом, чем человек отличается от остальной природы.

Как мы уже отмечали в предыдущем разделе, многие из совсем недавних и нынешних «верных ленинцев» так и не вышли в своём понимании труда (и труда революционера в особенности) за рамки самого поверхностного созерцания.

Анализ.

На этом этапе мы выявили простейшие отношения труда как объекта анализа. Эти простейшие отношения (компоненты) есть:

Человек, как субъект труда.

Предметы труда.

Средства труда.

Результат (продукт) труда.

Синтез.

На этом этапе мы начали (но так пока и не завершили) восхождение от абстрактного (а именно, от простейших отношений труда и простейшего отношения общества) к объективным законам развития труда.

Практика.

Кто-то может сказать, что переход к этапу практики невозможен, пока мы не завершили этапа синтеза.

Но в том то и дело, что мы уже перешли к практике, не дожидаясь окончательного понимания законов развития труда.

Во-первых, мы приблизились к истине в своём понимании общества. А познание этой истины и было целью изучения труда.

Во-вторых, мы поняли, что необходимо радикально изменить взгляды многих коммунистов на труд революционера, на его зрелость. Мы также поняли, в каком направлении должен действовать всякий революционер на деле (а не словах).

Диалектика общества.

В этой лекции мы перешли к этапу синтеза в нашем диалектическом познании общества. А именно, начали своё восхождение от абстрактного (простейшего отношения общества) к конкретному.

Это восхождение – как уже говорилось – мы начали с познания внутренних взаимосвязей труда и потребления.

Диалектика общества

Что дальше?

Мы видели, что рассмотрение одной только взаимосвязи труда и потребления ещё недостаточно для понимания внутренней природы противоречий этого взаимодействия.

В следующей лекции для вскрытия указанных противоречий мы попытаемся рассмотреть другую сторону взаимодействия человека и природы, а именно,производство.

Как мы уже говорили на прошлой лекции, взаимодействие человека с природой в специфически человеческой форме (Форма IV) выступает с двух сторон:

со стороны участия в нем человека, использования органов его тела

и со стороны внутреннего единства с потреблением, т. е. со стороны созидания предметов потребления, со стороны результата воздействия.

С первой из названных сторон одно и то же взаимодействие человека с природой есть труд.

Со второй — производство.

Это — одно и то же, но с разных сторон.

С точки зрения участия в земледелии человека, затрат его жизненных сил, земледелие есть труд. А с точки зрения результата этого процесса, то же земледелие есть производство (например, зерна).

Производство есть определенное взаимодействие человека и природы. Следовательно, не только человек воздействует на природу, но и природа воздействует на человека.

В формах I и II мы наблюдали преобладающее воздействие природы на живые организмы. Форма III — промежуточная форма. В Форме IV решающим, определяющим становится воздействие человека на природу, а воздействие природы на человека — подчиненным.

На первый взгляд представляется, что не имеет никакого значения, смотрим ли мы на процесс обмена веществ между человеком и природой с точки зрения участия в нем человека или с точки зрения продукта труда. Между тем это не совсем верно. Эти разные точки зрения позволяют выделять не только общие для каждой из них, но и специфические стороны обмена веществ между человеком и природой. Более того, как мы увидим дальше, без специального изучения производства вообще невозможно понять внутренние противоречия самого общества.

Литература

  1. К. Маркс. Капитал.
  2. Ф. Энгельс. Диалектика природы.
  3. Ф. Энгельс. Анти-Дюринг.
  4. В.А. Вазюлин. Логика истории. Вопросы теории и методологии.
  5. М. Горький. В.И. Ленин.
  6. Лекция вторая. «Зачем коммунистам нужна диалектика?»
  7. Лекция третья. «Диалектическое познание общества. Начало: простейшее отношение общества»
  8. С. Макконнелл. Профессиональная разработка программного обеспечения.

 

Все лекции